Беседы (серия бесед «Вопросы владыке»)

О ВЕРЕ

1.  В чем состоит подвиг веры?

В доверии к Богу. Вспомним, что послужило причиной избранничества Авраама, жившего в языческом Уре халдейском. Священное Писание говорит кратко и одновременно ёмко: «Поверил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность» (Рим. 4, 3).

 Да, жизнь многих очень трудна, но не Бог в этом виноват. Он оставляет человеку свободу и не мешает, как теперь говорят, самовыразиться. Даже тогда, когда человек забывает о Боге, Бог не забывает о человеке. Если мы будем внимательнее присматриваться к жизни - увидим это. Увидев, станем перед выбором: встать на путь покаяния  и  исправления  или  продолжать  блуждать  кривыми  путями своеволия и гордыни.

Выбрав путь к Богу, столкнемся со многими трудностями. Начнется подвиг веры. Придется бороться даже не столько с сомнениями догматического характера, сколько с тревогой: это меня-то Бог любит? А мои грехи? А блуждания вдали от Него? А все переживания и трудности? Даже то, что в душе холод, равнодушие, раздражение, досада, непримиримость и многое другое... Что любить-то во мне? Себе-то противен может быть человек. А Богу? Преодолеть это и многое другое можно лишь силой веры, молитвой, помощью Церкви.

2. Так что, если верить, что Господь по Своей любви к людям  все устраивает воблаго, то не нужно ничего делать, а просто сидеть сложив руки и ждать?

Почему не делать? Даны заповеди - исполняй. Нигде не сказано - сиди и жди. Наоборот - дел   столько,   дай   Бог  успеть  сделать хоть немногое,  что  каждому дано,  т.е.  использовать  все возможности, способности, условия.  Делать и молиться, не давая   место врагу спасения сеять в душу смущение, тревогу, сомнения - задача каждого верующего. 

  

3.  Как мне спастись?

-Необходима  вера  истинная,  по  силе  -  дела  милосердия  и  перенесение скорбей  с благодарностью.

4.   А молитва, пост и другие добродетели разве не нужны?

-Конечно, нужны, но это средства, а не цель. Следование заповедям Божиим, жизнь по вере, естественно, включает их. Вера должна быть не такой, как иногда можно слышать: «Я верю. Что-то, конечно, есть!» Такой веры мало. Мы узнаем из Евангелия не «что-то», а живого Христа, ставшего ради нас Человеком и взявшего на Свои плечи тяжесть наших грехов, чтобы мы могли вернуться к Богу Отцу. Истинной верой живет Православная Церковь и в Ней человек обретает «Путь, Истину и Жизнь» (Ин. 14, 6).  Вера без дел милосердия, как сказал апостол, мертва (Иак. 2, 17.20). Поэтому христианину естественно быть милосердным и помогать страждущим всем, чем может. Только здесь важно не гордиться своим «я» и не забывать, что все должно делаться во Имя Божие и силой Божией.

Обойтись без скорбей на нашей грешной земле невозможно. Скорби не просто неизбежны, а и необходимы, чтобы научиться видеть себя «во всей красе», другим сочувствовать, избегать всего, что душе вредит, и терпеть. Порой долго и мучительно... Главное - за них благодарить и ни в коем случае не позволять себе ропота, который испепеляет все, что, как и нам кажется, мы приобрели. Не зря святые подвижники всех веков предупреждали: «Ропотников Бог не прощает».

 

5.  1 (3) 2005   Можно ли научиться любить Бога и если можно, то как?

Любовь к Богу, как наивысшая христианская добродетель, должна освящать человеческую жизнь ежедневно и ежеминутно. В то же время высочайшее проявление любви к Богу, когда без нее немыслима жизнь - это цель всего бытия, это дар Божий и достигается он преодолением, прежде всего, собственного эгоизма. Игумен Никон (Воробьев) как-то сказал: «Нельзя любить Бога, относясь плохо хотя бы к одному человеку». Стоит человек хорошего отношения или нет, на наш взгляд, мы не имеем права плохо к нему относиться. Значит, надо начинать с себя. Проверить: ко всем ли доброе, сочувственное отношение? Если хотим научиться любить Бога и просим у Него такого ценного дара, то придется строго контролировать себя, чтобы постараться нигде, никогда, ничем и никого не огорчить. Если даже нас оскорбят - простить и потом никогда не напоминать, не упрекать - ради Господа. Это трудно, но легко великие дары Божий не даются. Скорее всего, мы легко бы потеряли их, не умея ценить, как потеряли прародители рай. Поэтому никто не может оправдываться тем, что хотел бы любить Бога, и людей, да что делать - нет в душе этого чувства. Силой не заставишь, да и что это за любовь из понимания необходимости, но без сердечного участия? Однако, чтобы жить с Богом и любить Его, есть только один путь - исполнять заповеди Божий и постараться любить ближнего, как самого себя. Ибо апостол Иоанн Богослов - апостол любви говорит прямо: «Кто говорит: я люблю Бога, а брата своего ненавидит, тот лжец» (Ин,4,20).

 

О ДУХОВНОМ  ДЕЛАНИИ

6.  2 (8) 2007  Меня привело в Церковь горе, теперь я регулярно бываю в храме, исповедуюсь, причащаюсь.. Могу ли я считать, что теперь живу духовной жизнью? Если нет, то с чего она начинается?

Многие так начинают, многие ищут в храме помощь Божию и получают ее. Многие начинают просить помощи Божией и в другом, просят у Бога сил покаяться и жить по-христиански. Все это хорошо, но это еще не духовная жизнь, а только подготовка к ней. Духовная жизнь начинается тогда, когда мы понимаем и чувствуем, что ищем не Божьего только, но Его Самого, когда начинаем ощущать жажду Бога. Чем больше она занимает наше внимание, тем меньше мы останавливаемся на привычках и прихотях собственного «я». Это не эмоциональный всплеск, это становится насущной потребностью души. И человек понимает, что удовлетворить ее может только Бог, когда и как – Он знает. От человека же требуется борьба со своими страстями. Безжалостная и долгая, может быть - всю оставшуюся жизнь. Кто к этому внутренне готов, тот не пугается борьбы, не ищет каких-либо обходных путей, где было бы легче. Можно об этом не знать и считать достаточным соблюдение всех норм внешнего благочестия. Но если говорить о духовной жизни, то внешнего благочестия без внутреннего преображения души так же мало, как мало видеть листья на яблоне и не видеть плодов.

 

7.  4 (6) 2005  С чего начинать борьбу со своими недостатками?   

—   С осознания того, что ни в ком из нас до конца не истреблен образ Божий. Наша задача — научиться видеть это в себе и в других. Но, осознав эту радующую истину, нельзя спешить сразу все в себе исправить. Важно всегда помнить, что только в потоке света Божьего мы можем видеть и свои недостатки, и ту красоту, которой наделил Творец. Поэтому важно в своей деятельности, в жажде усиленной и энергичной работы над собой не забыть о Боге, просить Его помощи, вразумления, словом — молиться.

Конкретных советов, не зная характера, обстоятельств жизни, способностей, привычек и много другого, дать нельзя, а общее направление — это обязательно начинать с бодрого чувства и сознания, что и Господь хочет, чтобы мы стремились к искоренению всего порочащего Его образ в нас. Такая бодрость защитит от уныния, которым страдают многие и которое мешает видеть свет, жить надеждой, одолевать страх. Да, мы не справимся с собой сами, но мы знаем, что Господь сказал: «Без Меня вы ничего не можете!» Без Господа не можем, а с Ним — можем! Эту готовность искоренять все, что и нам, и Богу неприятно надо постоянно в себе возгревать. И — запасаться терпением. Не стоит ждать быстрых побед, и нельзя быстро охладевать; не так легко поддаются нашему старанию многолетние сорняки, пустившие глубокие корни в душе. С Богом и их одолеть можно, только бы всегда — с Богом!

 

8.   1 (7) 2007  С чего начинается покаяние ?

-С внимания к тому, чем живет душа. Очень тщательно стоит продумать и ответить сначала на вопросы: чем полна моя жизнь? Что я считаю в ней важным, к чему стремлюсь? Что считаю целью своей жизни? Как отношусь к людям, близким и дальним? Как оцениваю свое поведение, отношение к делу, к людям? Что замечают во мне окружающие? Как реагирую на их критику? Чем я дорожу? Чего избегаю?

Могут и другие вопросы возникнуть, главное - остановиться и посмотреть на себя и на пройденный путь. Если есть решимость отбросить все, что оказалось таким низким, мерзким, что недостойно человека, если есть вера в то, что покаяние очистит душу, то полезно увидеть свою жизнь сквозь призму заповедей Божиих, как ветхозаветных, так и новозаветных. Очень может быть, что не все сразу будет понятно. Это не беда. Только постепенно раскрываются две бездны - и бездна греха, и бездна милосердия Божия. Важно на этот путь вступить и постараться каяться только в своих личных грехах. Иногда рекомендуют или даже читают в храме перед совершением таинства перечень наиболее распространенных грехов, но это еще не исповедь, а лишь напоминание. Лучше заранее себя приготовить и не смущаться тем, что за всю жизнь покаяться трудно. Можно и нужно каяться не раз, но идти на исповедь надо с сознанием отвращения к своим грехам. Мы грешим легко потому, что не думаем о последствиях. В какой-то мере себя оправдываем, кивая на других и находя тысячи предлогов жить легко, не думая о своей душе. Конечно, к исповеди надо готовиться не наспех, не кое-как. Чем искреннее, откровеннее будет исповедь, тем легче станет на душе. Не надо полагать, что исповедываться стыдно и что священник может подумать о кающемся что-то нехорошее. Священник - только свидетель и, как правило, в душе радуется искренности и желанию очиститься. Грехами же его не

-С внимания к тому, чем живет душа. Очень тщательно стоит продумать и ответить сначала на вопросы: чем полна моя жизнь? Что я считаю в ней важным, к чему стремлюсь? Что считаю целью своей жизни? Как отношусь к людям, близким и дальним? Как оцениваю свое поведение, отношение к делу, к людям? Что замечают во мне окружающие? Как реагирую на их критику? Чем я дорожу? Чего избегаю?

Могут и другие вопросы возникнуть, главное - остановиться и посмотреть на себя и на пройденный путь. Если есть решимость отбросить все, что оказалось таким низким, мерзким, что недостойно человека, если есть вера в то, что покаяние очистит душу, то полезно увидеть свою жизнь сквозь призму заповедей Божиих, как ветхозаветных, так и новозаветных. Очень может быть, что не все сразу будет понятно. Это не беда. Только постепенно раскрываются две бездны - и бездна греха, и бездна милосердия Божия. Важно на этот путь вступить и постараться каяться только в своих личных грехах. Иногда рекомендуют или даже читают в храме перед совершением таинства перечень наиболее распространенных грехов, но это еще не исповедь, а лишь напоминание. Лучше заранее себя приготовить и не смущаться тем, что за всю жизнь покаяться трудно. Можно и нужно каяться не раз, но идти на исповедь надо с сознанием отвращения к своим грехам. Мы грешим легко потому, что не думаем о последствиях. В какой-то мере себя оправдываем, кивая на других и находя тысячи предлогов жить легко, не думая о своей душе. Конечно, к исповеди надо готовиться не наспех, не кое-как. Чем искреннее, откровеннее будет исповедь, тем легче станет на душе. Не надо полагать, что исповедываться стыдно и что священник может подумать о кающемся что-то нехорошее. Священник - только свидетель и, как правило, в душе радуется искренности и желанию очиститься. Грехами же ег удивишь. Духовники испытывают радость прощения Господом того, кто пришел каяться. Основное подтверждение искренности и истинности покаяния - это решение никогда не возвращаться к тому, в чем каялся. Это касается, прежде всего, дел, а состояние души не так скоро врачуется. Придется над собой много потрудиться. Но трудиться с помощью Божией совсем не то, что биться в одиночку. Исповедь пробьет брешь и в душу хлынет свет и бодрый чистый воздух благодати Божией. Станет ясно - куда идти, зачем и как жить.

9.  4 (6) 2005   В чем суть покаяния? Иуда же раскаялся, деньги вернул, но это не  дало ему силы пережить содеянное, вернуться к Учителю и жить дальше. Почему?

Потому что в его самоосуждении не было доверия к Богу, веры в то, что Господь прощает кающегося. Иногда приходится слышать: "Если и Бог простит, я сам себе не прощу. Такое не прощается". В таком мнении не будет источника сил и жизни. Здесь все решает наше "Я". От этого "Я" все наши беды. От неверия, от страха довериться кому-то, даже Богу, человек теряет рассудок. Осознать грех еще половина дела, осудить его — тоже еще не все. Спасение начинается, когда человек: приносит Богу и покаяние, и надежду на Его милосердие. Без веры в Бога надеяться не на что, ждать нечего. Любить нечего. Самолюбие ни от чего не спасает. Жить можно только с Богом. В Нем — источник жизни, а без Него нет никаких опор.

10 .   Если бы Иуда покаялся, простил бы его Господь?

 

Если бы обратился к Господу, а не к распинателям, простил бы, как простил ап. Петра. Петр ведь сразу же вспомнил Учителя и заплакал, потому что любил Его, несмотря на отречение. Любовь все покрывает.

11.  1 (7) 2007  Если человек покаялся в тяжелейших грехах с намерением никогда больше их не повторять, достаточно ли этого для спасения?

 Покаяться даже в самых тяжких грехах, это только начать свое исправление. Для спасения надо успеть суметь стать другим человеком, новым. Для этого, конечно, необходимо покаяние, но оно должно стать постоянным. Сначала - в тяжких грехах. Многого, более мелкого не видно. Как на стройке: уберут все завалы, разберут, очистят от мусора большие площади, станут мести, чтобы осколки убрать, потом уже мыть можно лестницы, коридоры. Так и в душе, сначала самое грубое, самое позорное, нетерпимое, потом - что помельче...

Наконец - даже пыль, которая тоже мешает, да еще как. Здесь важно не поддаться соблазну отнести не такое тяжкое, как было прежде, к мелочи, а себя успокоить тем, что на пустяки не стоит обращать внимание. В деле спасения души нет пустяков. Кому трудно это принять, пусть вспомнит примеры, знакомые со школьной скамьи (например, в «Анне Карениной» немало едва заметных намеков, которые в конце вырастают в действие. Так, мимолетная оценка на железной дороге в воображении Анны вылилась в решение так окончить свои терзания). И не только в литературе, но и в жизни одно слово, сказанное в запальчивости, может вызвать лавину чувств, способных смести много доброго... Нельзя никогда быть  уверенным в том, что в нужный момент хватит благоразумия, выдержки, терпения остаться «на высоте». И не только ради этого, но и для того, чтобы не рассеивалось внимание, не тратились зря силы, нужно постоянно следить за собой, потому что грехи - это вершки. А в душе еще остаются корешки. Они могут дать отростки. Это - о привычках, о силе впечатлений, воспоминаний, необузданных желаний. Очищать душу, чтобы она стала прозрачной, способной пропустить свет Христов - наша задача: «Христе, Свете Истинный, просвещая и освещая всякого человека, грядущего в мир, да знаменуется Свет Лица твоего...»  

 

12.  3.(5) 2005 Зачем нужны молитвенные правила? Разве нельзя к Богу обратиться без правил, от души? „

Правила нужны, чтобы научиться обходиться без них. Можно, конечно, возразить, что дается иногда такое особое состояние, когда хочется молиться, не  думая ни о чем постороннем. И быть может это вовсе не в храме, не перед иконой, а на природе, например, или даже в пути. Так бывает, особенно в первые периоды обращения к Богу. Но жить, ожидая молитвенного вдохновения, опасно. Оно так же внезапно исчезает, как и появляется. И еще неизвестно - появится ли вновь. «Правила» существуют для того, чтобы не только воспитать волю, научить необходимой дисциплине, но и защитить от действия духовной «коррозии» - лени, самосожаления, самооправдания и т.п. А «от души молиться» никто никогда никому не препятствовал. Можно делать так: если можешь своими словами молиться столько же времени, сколько его обычно уходит на молитвенное правило - молись. Можно чередовать «свои» молитвы с молитвами святых. Совсем отказаться от тех молитв, которыми молились св. отцы (из их молитв и состоят наши молитвенные правила) - это обеднить себя. Лучше внимательнее вдуматься в тот духовный опыт, которым они делятся с нами, и порадоваться тому духовному единству, имя которому - Церковь!

13.  5 (5)/2005 Что делать, что бы молитва была действительно молитвой, а не  одним многословием?

Митрополит Антоний (Блюм) советует прежде научиться молчать перед Богом. Молчание с памятью  о вездеприсутствии Божием поможет выйти из привычной суеты и  собраться с мыслями. Мы ведь часто не можем ей вникать в слова произносимых молитв из-за того, что «ум с сердцем не в ладу», а желание молиться вдруг не приходит, хотя иногда может и такое случиться, но не как правило, а как  исключение. Правило - труд над собой, внимание к тому, чем полна душа, и готовность трудиться до победного конца, а не по раз вспыхнувшему порыву. Начинать надо с малого, но, начав, не бросать, используя то время, которое можно без ущерба делу посвятить этому упражнению - молчать с памятью о Боге, когда нет особых дел, например, в пути, когда кого-то ждешь и т.п. Наблюдая за своими мыслями, мы легко можем отказаться от многих из них, освобождая место молитве. Если так делать постоянно, то молитва оживет. 

 

14.  2 (4) 2005  Мне очень мешает невнимательность на молитве Можно ли её преодолеть?

Чтобы одолеть рассеянность, надо воспитывать в себе собранность, внимание. Оно везде и всегда нужно. Особенно - на молитве. Свят. Феофан Затворник советовал до молитвы раскрыть молитвенник, прочитать одну молитву и подумать - о чем просят Бога святые этими словами? В другой раз - другую (если нет времени). И, на что многие св.молитвенники обращают наше внимание* лучше определить для себя молитвенное правило не количеством молитв, а временем, которым мы обладаем в данный момент. Сколько будет прочитано за это время, - не самое главное, важнее - как прочитано, т.е. со всем вниманием к каждому слову. Если внимание убежало, надо вернуться к тому моменту, который выпал из памяти, и продолжать, не переживая о том, что успел не все положенное прочитать. Обычно нам мешает собраться, сосредоточиться страх не успеть и мы тогда идем на решение кое-как прочитать, но все, чем часть, но внимательнее. Привычка хоть наспех, но все укрепляет нашу рассеянность. Одолеть ее поможет еще и мысль: к Кому я обращаюсь? Верю ли я, что Бог меня слышит? С какими мыслями и чувствами я стою перед Ним? Если перед молитвой своей, дома или в храме, подумать об этом, то собраться с мыслями будет легче. Если так делать не день или два, а подольше, то выработается привычка внимательнее относиться к молитве, а привычка добрая одолеет прежнюю - молиться наспех.

15. 4 (6) 2005  Можно ли надеяться на спасение тому, кто практически   лишен возможности молиться ? 

Такой вопрос может волновать верующего человека, который понимает, что мало молиться на ходу, среди дел, хочется все оставить хотя бы на некоторое время и только молиться. Забота, работа, стремление успеть сделать хотя бы необходимое выжимают все силы и забирают все время. Отрывать от сна время —.не выход из положения, будешь с ног валиться.

Выход подсказывает великий молитвенник и подвижник, игумен всех обитателей Синайской горы, преподобный Иоанн Лествичник. Он говорит совершенно неожиданно о том, что, делая все с любовью, памятуя о Господе, можно спастись, т.к. «любовь больше молитвы, любовь объемлет все добродетели». Конечно, такое решение предполагает усердие следить за собой, чтобы не разражаться, не обижаться на тех, кто мог бы помочь, но не спешит это сделать, не завидовать тем, кто не так занят, не роптать на свою долю и т.п. Если с такими чувствами в душе не бороться, то и с любовью делать свои дела не получится. Любовь, как сказал Апостол, «не раздражается, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего...» Так что придется учиться владеть собой, учиться трудной науке любить тех, ради кого вся жизнь в трудах и заботах. Можно то же делать, т. е. работать, не покладая рук, но не в радость ни себе, ни близким, если упрекать их своим жертвенным служением, вечно жаловаться на свою тяжкую долю и т.п.

16.  2 (8) 2007  Можно ли проверить - преуспел ли я хоть как- нибудь в  духовном делании ?

Можно проверить, причем делается это просто. Стоит только открыть послание апостола Павла и прочитать: «Плод духовный есть любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание...»

17    Это  для  совершенных, это  в  конце пути,  а попроще,  легче есть  что-то?

Есть и полегче. Попробовать надо проверить себя: могу ли я дома, на работе, в пути, везде не раздражаться. Если могу - слава Богу. Если еще нет, то могу ли не выражать свое раздражение? Если  оно, все-таки, выливается, то в какой форме? Могу ли сдержаться от грубых язвительных слов, насмешек, упреков, обидных намеков и т.п.? Если встречаю резкость в ответ на свою резкость, обижаюсь ли, считая себя выше и потому особенно оскорбленным?

18.   Но всё это касается людей. Ближних, дальних, знакомых, не

знакомых . К духовному деланию, как бы не имеет отношения ?

Имеет и самое прямое. Господь говорит от этом в Евангелии, соединяя, казалось бы, несоединимое, принимая отношение к людям за отношение к Себе. Наш народ сказал об этом так: «Как ты к людям, так и Бог к тебе». Отношение к Богу и определяет духовность человека. Все остальное -второстепенно. Так что проверить это легко, а исправить - трудно. Духовное делание объединяет Бога и человека. В этом - все!

19.  1 (3) 2005.   Святые отцы писали о необходимости вести «невидимую брань». В чем она выражается?

Невидимая брань необходима для каждого христианина любой эпохи. Этим и начинается наше сораспятие Христу. Чтобы современный человек понял, что такое невидимая брань, стоит перечитать советы архимандрита Софрония (Сахарова), которые вполне доступны всем. Вот что он говорил: «Когда нам приходит какая-нибудь мысль, которая не соответствует закону Евангельскому, мы говорим: «Господи, исцели мой ум». Когда в сердце нашем появляется раздражение или подобное, мы говорим: «Господи, исцели мое сердце». Это принимает общий характер борьбы, и мы безгласно, но кричим внутренне: «Господи, исцели всего меня... Приди ко мне, лежащему на земле, и воздвигай от моих низких мыслей и страстей». В этом и заключается наша внутренняя борьба. Самое главное - быть внимательным и честным перед самим собой, т.е. не перекладывать вину на кого-то, но признаться себе в том, что наши мысли могут быть, действительно, низкими и желания — порочными. Конечно, только сознаться - мало, надо бороться, просить Бога, но если не видеть в себе пороков, тогда не будет и исцеления.

20.  2/2004    Для всех ли необходима особая форма аскетизма?

Если под аскетизмом понимать воздержание, самоограничение ради воспитания духа – то для всех. Однако, каждому определена своя мера и важно знать, к чему особенно стремится душа. Из жития святых мы знаем и великих аскетов, которые все дни и ночи посвящали молитве, для чего одни избирали место под открытым небом, ограниченное небольшой площадкой на столпе, другие зарывались под землю; и великих наставников, никогда не имевших возможности удалиться в безмолвие пустынь. Каждому Бог дает и свой талант, и свою меру. Главное - развить данные, умножить таланты и послужить ими другим. Если кто-то из подвижников молится день и ночь, то не потому, что он грешнее многих, а потому что в молитве его жизнь, он в Боге пребывает. Мы не удивляемся тому, что ученые могут только и думать о новой идее или научном открытии, часы проводя за своими расчетами, не отвлекаясь на что-то постороннее. Мы не считаем и других неучами, если они к такой деятельности не способны. Так же и в сфере духовной. То, что каждый наделен разными способностями - наше общее богатство, щедро отмерянное Творцом. Нужны все, и каждому дай Бог делать в полную меру своих способностей. Сколько бы кому не дал Бог - все Его   и от Него, потому получивший больше и трудиться должен больше. Никогда Бог не уравнивает людей, наделяя каждого лучшим из того, на что он способен.

21.  НОВОЕ!   Где заканчивается рассуждение и начинается осуждение?

Рассуждение, по мысли святых отцов, – первая добродетель. Без рассуждения добрые намерения могут привести к плохим результатам. Но, рассуждая, надо следить за тем, чтобы в душе не поднялось превозношение, самолюбование, самоуверенность. Если, не дай Бог, всё-таки, эти недолжные чувства поднимут голову и возьмут в душе верх – тут и конец рассуждению. Начнется самое обычное осуждение. И как бы ни убеждал себя человек, что он говорит правду, что он не хочет притворяться и т.п., не думает осуждать – всё равно это уже не рассуждение, а самое настоящее осуждение. Не рассуждать нельзя, а осуждать естественно, –  грех. Никакое самооправдание не поможет, да и душа обычно чувствует тяжесть греха. Остановиться на рассуждении, не допустив себя до греха, поможет внимание к себе. Потому и сказал Господь: «бдите и молитеся…».  

22.   Как жить здесь, что бы жить там? И как мы там будем  жить?

Жить так, как учит Господь в Евангелии. Он Сам сказал: «соблюди заповеди»… Чтобы руководствоваться Евангелием, надо его хорошо знать: читать каждый день, вдумываться в прочитанное, обращаться к святым отцам, которые объясняли его. И, самое главное, проверять сказанным в Евангелии свои мысли, чувства и дела. Вопрос: как там будем жить? - снимается по мере изменения нашей жизни здесь. Не зря сказано, что ад и рай начинаются здесь. Здесь мы выбираем как жить там. Кто будет стремиться жить по заповедям Божиим здесь, тот будет с Богом и там. Кто жаждет земных наслаждений, тому там будет мучительно трудно. Жажда останется, а возможностей удовлетворить её не будет. Как уходящие с возрастом силы, здоровье, память и многое другое могут угнетать морально человека, если нечем жить его душе, так и там тяжело будет оказаться тому, кто не подготовился, не вошел в жизнь будущего века здесь. Слова могут показаться только намеком, да иначе и быть не может. Апостол Павел говорит, что мы можем видеть будущее как сквозь тусклое стекло (да и то только тогда, когда живём по-христиански). Но - предощущение будущего иметь в настоящем можно. Мир души как свидетельство чистой совести будет залогом мира с Богом. Быть же с Богом – всегда радость, полнота блаженства, желанная цель здесь и там. 

 

КАТЕХИЗАЦИЯ

 

23.  1/2004  Почему в Церкви так часто звучит слово «мир», что оно  означает?

Да, звучит часто. Мы слышим и пожелание: «Мир всем», и призыв: «Миром Господу помолимся», и напутствие: «С миром изыдем»... Слово «мир» имеет сразу несколько значений: и примирение с Богом, и мир в собственной душе, и мирные, дружеские отношения с близкими. Даже Господа мы называем так же: «Господь - мир наш», т. к. Его крестной жертвой мы примирились с Богом Отцом. Все эти значения очень глубоки и важны. Для каждого из нас важно хранить мир в душе. Как серьезные ответственные люди к этому относились, можно видеть на одном примере. Сын ученого реформаторского пастора, магистр древнеэллинской словесности, филолог и молодой петербургский служащий в Синоде в середине 19 в. приехал в Оптину пустынь, чтобы стать монахом. К этому времени он уже стал православным. Старец Макарий, узнав, что в Петербурге он кое с кем поссорился, сказал: «Нет, поезжай, еще послужи, помирись со всеми и тогда приезжай». Константин, ставший позже иеромонахом Климентом, так и сделал.

Никакое дело, значительное или обычное, не будет успешным, если начинать его в немирном состоянии. Мир надо беречь и в самом себе, и друг в друге.

О.Никон (Воробьев) говорил: «Пусть лучше дело пострадает, но мир сохранится». Когда же кажется, что важнее всего наши дела, ради исполнения которых можно не сдержаться и сказать что-то резкое, не всегда справедливое, то потерянный мир души не оставит места радости от сознания исполненного долга. Постоянно надо следить за тем, чтобы мир был всегда и везде. Поэтому так часто и даже настойчиво напоминает нам об этом наша Церковь.

24.  1/2004    Что делать современным людям, что бы начать жить по- христиански?

Прежде всего - изучать Евангелие, не просто прочитать и решить, что все знакомо, ясно, думать не над чем, а довести это знание Евангелия до самых глубин своей души, чтобы жить в соответствии с тем, чему в нем учит Господь. Если искренне и всерьез это делать, то многое изменится. Прежде всего, в себе самом. Потом надо постараться изучить православное богослужение: знать смысл молитв, порядок построения различных служб и всего церковного года, понимать особенности праздничного богослужения и отличие одного праздника от другого. Сейчас есть, слава Богу, литература, которая может помочь в этом. Сознательное отношение к тому, чем живет Церковь, ныне более необходимо, чем в прежние времена, когда весь строй жизни, быт, образ мыслей был более христианский. Надо пользоваться возможностью больше узнать о жизни Церкви, чтобы активнее включиться в эту жизнь. Просто знать, конечно, мало, надо и жить в соответствии с узнанным, но жить, не  зная, не имея православных корней, которые подрублены в минувшее столетие, практически невозможно. Дай Бог не упустить те возможности, какие нам дал Господь.

25.  4 (6) 2005   В церкви часто слышишь «раб Божий...»!?

Конечно же, «раб Божий» к рабскому состоянию в историческом понимании не имеет никакого отношения. Об этом и Господь сказал очень четко и определенно: «Я не называю Вас рабами, потому что раб не знает, что делает господин его, вас же назвал друзьями...» Господь призвал каждого к тому, чтобы каждый стал ему другом и оставил ему свободу — отозваться или отвернуться. Именно такой свободы лишен раб. У него никогда не было свободы выбора, а у нас есть. Потому и .словосочетание — «раб Божий» выражает не рабскую зависимость, не рабскую психологию, а осознание величия Господа в сравнении с нашей малостью. Ничего обидного в этом нет, как не обидно огоньку свечечки равняться с солнцем. Равенства Творца и творения быть не может, а призвание стать другом Божиим есть.

   На фоне всеобщего рабства, теперь уже не политического, а скорее рабства страстям, привычкам, склонностям, общественному мнению и др. быть рабом Божиим не только не унизительно, но даже привилегия. Раб Божий не злобе рабствует, не зависит от многих условностей, а предан, верен Богу, а поэтому и надежно защищен Им от всех волнений мира. Господь видит в таком человеке друга.

26.  2/2004    Говорят, что Царство Божье на Земле невозможно, значит и  стараться - бесполезно. Зачем же петь в храме «Да придет  Царствие Твое»? 

Царство Божие на земле невозможно только потому, что наши грехи изгоняют Господа. Единственное место, где он может безраздельно царствовать - это сердце человека. Царство Божие - не место, а состояние. В свое сердце мы, каждый, и просим прийти Господа. Но мало только просить (причем - осознанно, не просто повторяя знакомые слова молитвы «Отче наш»), надо готовиться принять Его, дать в душе место Его Царству. Как готовиться? - Учиться все делать так, как он заповедал в Евангелии. Если стараться, то уже на земле, среди тех же условий, трудностей, тех же людей можно жить как в раю. Пусть не сразу засияет в душе рай (это зависит от нашего усердия и постоянства), не сразу в полную меру все изменит, но хотя бы лучики его будут пробиваться сквозь серые тучи будней и труда, давая душе силы верить, надеяться, не унывать, не расслабляться, сознательно и с любовью просить: «Да святится Имя Твое, да придет Царствие Твое !»

27  1(3) 2005   Часто слышишь: «Это - грех, то - грех»... Можно ли найти четкое определение греха, что бы ориентироваться - что есть действительно грех?

Святой апостол евангелист Иоанн Богослов дает конкретное определение греха. Он говорит: Грех есть беззаконие (1 Ион. 3,4). И не только в юридическом аспекте, как нарушение каких-либо кодексов, что, естественно, тоже присутствует. Настоящая, достойная жизнь возможна, когда в ней участвует Сам Бог. Участвовать же Он может лишь тогда, когда мы соблюдаем Его заповеди. Они учат нас не только, как поступать, но и какими быть. Более глубокое понимание греха, как нарушение главного закона человеческой совести и всей его жизни, дается христианством. А значит, вся пагубность греха и его разрушительная сила воспринимается в полной мере только верующим человеком. Оторванность от Бога, жизнь по своим мнениям, прихотям, представлениям -все это есть грех. Опасность греховного состояния в том, что оно ведет к смерти души. Физически здоровый человек может превратиться в зеленеющее дерево с гнилой сердцевиной. Любой порыв ветра приведет его к тому, что он будет сломлен и повален. Кому важно понять серьезность и опасность греха, тот должен «смотреть в корень», т.е. по Евангелию определить для себя выбор - жить или казаться живым до первой бури.

 

 

28.  4 (6) 2005  Почему теперь мы не видим святых? Может их уже нет?

 

Святые есть и будут до последнего дня мира. Ради них Господь хранит мир. Их молитвами он и держится. Кто они, где они, как их узнать? Эти вопросы останутся без ответа, пока мы не поймем, что святость — это не сумма чудодейственных свойств: прозорливость, способность видеть на расстоянии, знать сокровенное, исцелить болезни, словом — творить чудеса. Святые — это, прежде всего те, кто сделал выбор раз и навсегда: выбрал для себя содержанием и целью жизни следование воле Божией и больше не оглядывается назад. Такому некогда вникать в то, что о нем думают люди, нет желания подчеркивать свою исключительность, ему в голову не приходит искать выгодные связи и заводить нужные знакомства. Он может многое понимать, но не участвовать во всех
замыслах переустройства мира, какими бы громкими фразами это не выражалось. Он знает, что без Бога ничего изменить к лучшему нельзя, а меняет Бог только тогда, когда видит, что люди о нем вспомнили и ищут пути к Нему. Святые могут не знать о своей святости, им не нужен никакой ярлык, они боятся потерять мгновение, которое отделит их от памяти Божией. Естественно, они могут быть совсем незаметными, да и афишировать себя не будут. Могут они и в уединении быть, и в толпе затеряться... Не положение и внешние данные определяют святого, а внутренняя всецелая устремленность к Господу. Это всегда трудно и все святые знают, что путь к Богу — это путь по острию ножа. Святой - всегда воин, а воин всегда рискует не вернуться живым с поля боя. Не видим же их мы чаще потому, что не туда смотрим - во-первых, а во-вторых — не представляем себе, что можно и теперь стараться идти за Господом в той обстановке, в какую поставлены. Да, трудно, не все понятно, не все по силам, но для все один закон: «Кто хочет за Мной идти, возьми крест свой и иди».

 

29.  4 (6) 2005    Может ли обещание награды после смерти быть стимулом для  земной жизни?

 

—  Да, воздаяние, естественно, будет, но идти по тернистому пути надо за Христом, а не за чем-то другим, хотя бы и привлекательным. Иногда мысль о воздаянии может кого-то воодушевить, кого-то утешить — и слава Богу. Однако есть более мощные источники вдохновения. Самое существенное — это возможная еще здесь на земле встреча с живым Господом. Те, кто ее пережил, уже не будут думать о чем-то менее значительном.

Если говорить непременно о награде, то и здесь человек получает ее на земле. Не всегда в виде изобилия жизненных благ. Чистая совесть — разве не благо? Господь не оставит, если исполняешь Его заповеди, и благословит такими дарами, которых ни за какие деньги никогда не получишь, например, видеть своих детей такими, что не стыдно ни перед Богом, ни перед людьми. Если так посмотреть, то и здесь есть многое, что человеку дается по милости Божией, а не как плата за какие-то добродетели. Важно понять, что Господь хочет, чтобы у нас с Ним были отношения не работника и Хозяина, а сына и Отца. Отец может поощрить и, на первый взгляд, незаслуженно, учитывая благие намерения. Может и пристрожить, удерживая от пагубных последствий. Кому это трудно еще понять, того можно сдержать предупреждением:: «Смотри, Бог накажет», или утешить: «Потерпи, придет время, получишь с лихвой за все доброе».

 

30.  2 (8) 2007  Для тех, кто умер, не зная Бога, есть ли хоть какая-то надежда на Его милость?

 

Трудно говорить об этом, но нельзя и отвергать всякую надежду. Господь на кресте молился: «Отче, прости им, не знают, что творят». «Не знающие» - не  только Его современники,  мучители,  исполнители казни,  любопытные.

Господь пострадал, умер за всех и Своею смертью получил право прощать. Мы не можем решать кого Он простил, а кого – нет, не зная сердца тех, кто Его не знал. Об этом хорошо говорит владыка Антоний (Блюм) : «Тайна спасения глубока; мы не знаем, что в последний момент решит Господь о каждом из нас и о тех, в спасении которых мы так легко сомневаемся. Молиться о милости к умершим вне Церкви можно дома, но не в храме (записки подавать нельзя, т.к. Церковь молится только за своих членов). Молится и Церковь за всех, включая, (без имен, конечно) всех, весь мир обнимая любовью. Если у таких людей, не знавших о Боге, есть кто-то, кто помнит и молится о нем, хотя бы в душе уже для него милость. Молитва Церкви благословляет «всякого человека, грядущего в мир»,   поэтому  лучше  молиться  и  надеяться,  чем  бесконечно  горевать, и осуждать.

 

ДЛЯ  НОВОНАЧАЛЬНЫХ

 

31  1/2004      Если взрослый человек недавно крестился, но о жизни в Церкви знает мало с чего ему начинать?

Прежде всего - упорядочить свою  жизнь: постараться найти время (только непременно регулярно!) для молитвы, посещения храма, чтения Евангелия, размышления о нем. Важно переосмыслить и отношения с окружающими, родственниками, близкими и определить: соответствуют ли они заповедям Божиим.

Следует обратить пристальное внимание на свои привычки: не держит ли в плену телевизор, табак, вино или веселые кампании и т. п.? Когда с этим уладится, тогда надо будет брать глубже, чтобы понять ошибки прошлого - все, что отягчает совесть. Такая деятельность может быть внешне незаметной, но от этого не менее напряженной и интенсивной. Как правило, в духовных поисках - одному очень трудно и даже опасно. Надо поискать более опытного - священника или просто сердечного и внимательного христианина, который мог бы рассудить правильно и помочь добрым советом. Разумеется, это не исключает исповеди. К таинствам надо относиться не только благоговейно, но и с сознанием, что это - источник жизни. За один раз даже самая подробная исповедь не вычистит всю накопившуюся за годы муть, потому что человек не сразу все понимает и правильно воспринимает. Это приходит с течением времени, если, конечно, верующий осознает свои ошибки и учится видеть их. Общих схем нет, жизнь каждого индивидуальна, и каждый человек - неповторимая личность, каждого Бог ведет своим путем, однако некоторые общие черты все-таки есть. Приглядеться к ним, безусловно, стоит, но при этом всегда просить: «Спаси меня, Господи, ими же веси судьбами». Тому, кто доверяет Богу, поможет Господь, потому что он хочет спасения нашего больше, чем мы сами себе.

 

32.  2 (4) 2005   Работая в современном коллективе среди современных порядочных людей, и я себя среди них ощущал нормально. Начал в церковь ходить - пришлось о грехах подумать - стало  как-то неуютно, от своих прежних знакомых отошел и новых не  нашел. Возможно, я чего-то не понял?

 

- Вполне возможно, что еще не до конца понято главное: Церковь - не сообщество единомышленников только, это - живой организм. Врасти в Него без покаяния, конечно, нельзя. Как отнесутся рядом стоящие - не основное, хотя может кое-что и задеть. Лучше будет на душе, если каждый христианин постарается не оставаться одиноким. Не нашлись пока друзья? Не все потеряно. Вполне возможно общение и со святым,. и с праведниками более близкого времени в молитве и через духовную литературу. Книги их и о них раздвинут горизонт, станет многое яснее и интереснее. Могут и друзья появиться, и с ними будет о чем поговорить. Очень важно не концентрировать внимание на себе и не уходить в свои душевные переживания, чтобы больше ничего не хотелось. Христианство – религия реалистов. Читать надо так же регулярно, как обедаем. И, конечно, молиться.

Не сразу все получается? - Так и должно быть. Впереди Вечность. От того, какое направление выберем теперь, что сумеем понять и полюбить, будет зависеть и характер вечной жизни - сможем быть с Богом , или Он останется для нас непонятным и чужим. А то, что прежде казалось все яснее, и все были нормальные - не удивительно. На кого равнялись, о чем думали? Не надо было никуда стремиться. В Церкви же - постоянное движение от хорошего - к лучшему. И цель одна - к Богу. По мере приближения к Нему и все идущие ближе друг к другу. Как лучи к центру. Этот закон так сформулировал еще авва Дорофей, подвижник далекого седьмого века (+620 г.). В Церкви никто не одинок, но понимание этого приходит не сразу, потому что представления об общении мы выносим из прежнего опыта. Приобретая новый опыт, в основном - молитвенный, мы будем о многом судить иначе. Будет и жизнь другой, если, конечно, мы сумеем в ней первое место освободить Богу. Об этом надо в первую очередь позаботиться, а остальное - приложиться.

 

33.  1/2004   Современный человек стремится к достатку и материальному благополучию, а Церковь провозглашает «Блаженны нищие ..». Есть ли в этом противоречие?

Противоречий, безусловно, нет, потому что, во-первых, в словах Христа Спасителя: «Блаженны нищие духом» (Мф.5.3) , речь идет не о материальной нищете, а о смиренномудрии -основополагающей христианской добродетели. Во-вторых, в стремлении к благополучию ничего предосудительного нет. Как пишет святитель Григорий Нисский, желание «жить хорошо» является естественным, вложенным в природу человека Самим Творцом. Церковь не ублажает нищенство, она постоянно молится «о изобилии плодов земных». В то же время Церковь предупреждает, что материальные блага не могут быть самоцелью земной жизни. «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит» (Мф. 16, 26), -увещевает Иисус Христос. Святитель Иоанн Златоуст говорит, что беден не тот, у кого ничего нет, а тот, кто желает того, чего у него нет. Можно иметь почти все что угодно, и не чувствовать от этого никакой радости, скорее даже пустоту, скуку. Мы можем быть богаты только тогда, когда научимся воспринимать все, что нам дано в жизни, как дар Божий, как богатство любви Божией.

34.  1/2004     Почему же у одних этих благ так много, а у других едва хватает, что бы свести концы с концами?

-Потому что Бог знает, когда и кому что полезнее, но мы понимаем это по мере веры. Если человек доверяет Богу, то ему легче принять эту истину. При всей видимой недостаточности жизненных благ он может чувствовать такую внутреннюю устойчивость и спокойствие, которым цены нет. Если быть реалистом, то поймешь, что нам, в конечном счете, не принадлежит, ничего: жизнь в любой момент может оборваться даже без видимых причин, и обстоятельства жизни так все перевернут, что самую сильную волю могут сломить. Сознание может померкнуть от разрыва одного лишь сосудика в голове, и множество разных ситуаций - вызвать отчаянье, страх, подавленность. Никакое внешнее богатство нас от этого не застрахует, если нет веры в Бога. Только вера снимает все тревоги и все то, что у нас есть, много ли этого или мало - это Божья любовь, ставшая живой заботой о нас. Эта забота может проявиться и в том, что человек теряет или здоровье, или обеспеченность, или что-то еще...

35.  1/2004    - Зачем Бог это делает?

- Чтобы человек переоценил в своей жизни многое, вспомнил о душе, о вечности, о Боге.

 

36.  1/2004     Достаточно ли христианину ходить в Церковь, соблюдать

обряды, и при этом жить как все?

Нет, конечно. Есть страшная опасность прожить так всю жизнь, даже изучив богословие, даже участвуя в богослужении, например, петь в церковном хоре - и благополучно проспать, не встретив живого Христа.

37.  1/2004 -    А как Его встретить?

-Он Сам идет к нам навстречу, только мы часто сходим с пути, прячемся от Него. Чаще по неведению, но нередко и по самолюбию. Встретить Христа, пойти за Ним - это значит, от многого отказаться, забыть о себе. Конечно, это не значит встать на путь искания каких-то особых форм общения с надмирными энергиями (теперь это модно - и наукообразно, и любопытно!) Нет! Это означает решиться жить по-настоящему, по заповедям Божиим. Они разбудят от духовной спячки, и тогда от самодовольства мало что останется. Тогда многое обретет и глубину, и смысл, и необходимость большой, трудной, самоотверженной работы над собой, которая будет открывать еще многие нетронутые пласты слежавшегося «мусора». Все это надо успеть убрать, чтобы в душе очистить место Богу. Конечно, в храм надо ходить, и богослужение знать, и участвовать, если есть данные (опять же, петь в хоре или еще что-то делать), но при всем том не погружаться в самодовольство, не считать, что этого достаточно: Бог, мол, обязан мне, я же для Него стараюсь! Ничего никому Он не обязан, Он все дал нам, неразумным. Нам бы больше о Нем думать, а не о себе, и тогда уж самолюбование грозить не будет. Да и что за жизнь в духовной спячке, пусть и сытой?!

 

 

 

 

О ПРОБЛЕМАХ СОВРЕМЕННОЙ ЦЕРКВИ

 

38  1/2004    Почему в настоящее время так часто говорят о «конце света»?

О «конце света» говорили и будут говорить всегда. Эти чаяния конца

обостряются во время общенародных бедствий: войн, революций, стихийных катастроф.

39  1/2004    -Почему муссируется этот вопрос в наши дни?

Потому что сейчас нельзя не видеть такого разгула безнравственности, который никогда ни к чему хорошему не приводил. Пример тому - исчезновение великих народов и цивилизаций. Бог мерзость долго не терпит и допускает истребление беззаконников. Однако говорить без конца и только говорить - смысла нет. Обычно занимаются этим те, кто не видит всей сложности жизни. Зная, что конец будет, мы не должны опускать руки. Когда он будет - знает только Бог. И никто больше. Поэтому на все предсказания такого рода можно поменьше обращать внимание. Надо уметь дорожить каждым днем, пока мы еще можем покаяться, сделать что-то доброе, помолиться, поблагодарить Господа за то, что Он каждого ведет ко спасению. Если бы мы были такими христианами, на которых современные атеисты или равнодушные могли бы взглянуть с умилением, заметив сияние доброты, приветливости, радости на наших лицах, то кто-нибудь из них, может быть, и заинтересовался бы, подумал об источнике света и радости. Если этого нет, то что несем мы в мир?

Еще апостол Павел замечал, что нами имя Божие хулится. Если с первого века до сего дня больше хулится, чем прославляется, то с кого Бог спросит строже за такое состояние душ наших современников - с тех, кто за жизнь, может быть, доброго слова не слышал, или с нас? Вот об этом больше смысла есть думать, чем о сроках, нам неведомых. Когда бы конец мира ни был, у каждого есть свой, неизбежный конец. Усиленное внимание только к «концу света» не только суживает все интересы, но иделает многих ограниченными, замкнутыми, нетерпимыми...

40  1/2004   Часто слышишь, что без духовного отца не спастись. Если это так, то как найти духовного отца?

Прежде всего, необходимо исходить из того, что спасает Господь, а духовник - только помощник для человека на этом тернистом пути. Подмена Христа духовником более опасна в духовной жизни, чем отсутствие такового. Поэтому не нужно спешить с выбором. Не каждый священник может быть духовным отцом для всех желающих. Лучше, во-первых, четко определить свои духовные запросы, а, во-вторых, присмотреться, не спеша, выбрать по душе священника, чтобы можно было с полным доверием сказать все, что волнует. И, конечно, молиться, чтобы Господь послал такую встречу. Да, искать - трудно, а не искать, полагаясь на «авось» - опасно. Не каждый священник может руководить, воспитывать, вести, и это совсем не порок для него. Бог каждому дает различные дары. Кто-то из священников может быть хорошим ритором, но не обладать той сердечностью, которую жаждут люди. Кто-то может быть хорошим администратором и организатором, но не спешит входить во все житейские трудности тех, кто хотел бы к нему обратиться. Поэтому не только не грех поискать, подождать, присмотреться, не раз побывать на исповеди, а просто необходимо отнестись к этому очень серьезно, чтобы избежать лишних переживаний. Простое знакомство со священником, возможно, перерастет в духовные отношения, а может так и остаться на уровне добрых отношений, и не больше.

41  1/2004    Но если не найдется такой человек по душе, что же – не спастись?

Спасает Господь. Мы должны стараться исполнять заповеди Его по мере возможности и разумения, а духовный отец может в этом помочь, но если его нет сегодня, может быть, Бог пошлет завтра... Как бы то ни было - спасение от Господа и Он силен спасти «ими же веси судьбами». Тем более, сейчас очень много духовной литературы.

 

 

42  НОВОЕ! Скажите, пожалуйста, в каких случаях можно доверятся безоговорочно священнику, и возлагать на него груз ответственности за принятие того или иного жизненно важного вопроса?  Потому что очень часто бывает так, то люди, получив благословение  жениться или идти в монастырь, бросать работу, не делать жизненно важную операцию часто поступают против своей воли, но, начитавшись книг о древнем послушании, поступают по благословению и очень часто ошибаются и ломают себе жизнь.

Доверять безоговорочно можно только Богу. Груз ответственности вообще нельзя ни на кого возлагать. Мы все ответственны за свой выбор. Каждому Бог дал способность реально оценить свою жизненную ситуацию и иметь определённое желание. Посоветоваться – идеально – можно было бы с таким священником, который молитвой просит у Господа способности в душе слышать Его волю в каждом конкретном случае. Но с идеальным случаем можно не встретиться. Тогда, решив обратиться к священнику за советом, всё равно необходимо молиться, чтобы Господь явил через него Свою волю. Если же нет священника и даже просто мудрого человека, то святые отцы советовали помолиться Богу усерднее и действовать по «преклонению сердца». Если вопрос касается выбора жизненного пути, то очень важно просить у Господа вразумления, чтобы понять что хотелось бы самому человеку. Любой из путей – семейный или монашеский надо любить. Если речь об операции, о суде и т.д., то советуют изучить положение с помощью специалистов, сделать всё, что зависит от каждого и тогда доверить результат Богу. Древние примеры абсолютного послушания, не рассуждающего требуют определенной обстановки (например, монастыря или скита, где старец с 2-3 учениками всегда был рядом, знал всё и своих учеников). Современные священники не имеют и сотой доли тех условий, в которых в древности воспитывались и отцы, и дети. Поэтому нельзя с них требовать прозорливости, чудотворений и т.п. Трагические примеры ломки судеб чаще всего встречаются тогда, когда к священнику обращаются как к оракулу. Веры у нас мало! Кто с верой просит Господа, тому Господь находит пути явить Свою волю. Даже если человек поступил не позаботившись о благословении Божием, но потом стал просить, чтобы Господь всё в его жизни устроил по воле Его, то Господь, если надо, исправит обстоятельствами. Поэтому, начинать надо с молитвы, а не с поисков прозорливцев. Нельзя вслепую идти «в никуда», иначе зачем мы просим: «да будет воля Твоя», читая «Отче наш».

 

 

 

 

43.  1/2004   Надо ли воспринимать слова священника как приказ?

Прежде чем кого-то спрашивать, в том числе и священника, надо проверить себя: готовы ли мы послушаться или у нас есть свое решение и мы будем на этом настаивать, кто бы и что бы ни сказал. Важно очень еще и то, кого мы решили спросить. Надо предварительно узнать, поговорить, почувствовать, что готовы именно этому священнику открыть душу, прислушаться к его совету. Обычно ответственные духовники скромны и не спешат давать совет-приказ, за неисполнение которого могут пригрозить наказанием Божиим. Доверить свое мнение, посоветоваться - хорошо, полезно, но смотреть на священника, как на оракула, не нужно. Надо еще предварительно помолиться, чтобы Господь помог и священнику, и пришедшему к нему за советом решить все трудности так, чтобы совет помог расцвести душе, а не завянуть, почувствовать через участие священника помощь Божию, а не гнет.

44.  НОВОЕ!   Что такое младо старчество и как не попасть в сети младостарца?

Такое явление как младостарчество возникло теперь на почве духовного невежества и цветёт в некоторых местах только потому, что слушающие такого «старца» предельно невежественны (даже если они и очень образованы, но далеки от Церкви). Если священник решит, что рукоположение его вознесло сразу над толпой «овец», заменило житейский и духовный опыт, то почувствовать себя «старцем» уже ничто не препятствует. Как правило, он будет требовать беспрекословного послушания, обычно такие обладают сильной волей и любят властвовать над людьми, охотно набирая себе «чад духовных». Избежать их сетей можно, проверяя их советы опытом святых отцов. Да, для этого надо читать творения святителей Игнатия, Феофана, иг. Никона (Воробьева), Оптинских старцев и др., хорошо знать Евангелие и послания святых апостолов. Нельзя только доверять, ничего не проверяя.

- Но это значит, что я должен знать едва ли не больше священника? Больше или нет – не в этом дело, но изучать опыт действительно духовно опытных просто необходимо. Основное отличие пастыря от младостарца в том, что истинный пастырь ведет не к себе, а к Богу. И, как сказал Апостол, «не властвует над созданием Божием, а подаёт пример стаду». Властолюбие и сознание превосходства должно насторожить, потому что Бог открывается смиренным. 

45. НОВОЕ!   На наших приходах часто жена священника заменяет самого священника, т.е. раздает благословения делать то или другое в смысле даже духовных советов. Правильно ли это?

Наверное, здесь надо разобраться в каждом конкретном случае что значит «заменяет священника», и какие даёт «духовные советы» или «раздает благословения»? Если это касается внецерковной деятельности, и если она может посоветовать что-то нужное, то вправе ли её обвинять в том, что она «заменяет священника»? Не зная конкретных фактов, трудно говорить что-то определённое. Заменить священника в его пастырском служении никто не может, кроме другого священника, присланного правящим архиереем в помощь… Если же жена священника помогает ему в служении, то дай Бог им вместе делать дело Божие – служить Богу и людям.  

Спрошу кокретнее. Как относиться к действиям жены священника, когда она берется ставить духовные диагнозы прихожанам через одного называя бесноватым, советы данные ею основываются не на писаниях святых отцов, а на вычитанных  из книг нового поколения наставлениях сомнительного характера, когда в храме перед Причастем ею зачитываются листовки и воззвания не прошедшие церковной цензуры?

Жизнь семейного священника в условиях настоящего времени весьма сложна. Протекая на глазах прихожан со всеми сопутствующими служению проблемами, а подчас и бытовой неустроенностью, она налагает на пастыря особую ответственность не уронить в глазах общины честь и достоинство священнического служения. Разделять такую ответственность призваны все члены семьи пастыря, особенно его жена.

Конечно, то, о чем Вы говорите, определенно нельзя квалифицировать, как нормальное явление. Но дать ему однозначную оценку не представляется возможным. Каждый православный верующий, в том числе и член семьи священника, по-своему выстраивает свою духовную жизнь и по-своему воплощает в жизнь религиозные идеалы. Наверное, Вы имеете ввиду конкретного человека. Будьте к нему снисходительны, не забывайте заповедь Господа Иисуса Христа о многократном прощении братьев и сестер, согрешающих против нас. Постарайтесь понять этого человека, если хотите, поинтересуйтесь его внутренним миром. Тогда Вам, возможно, станут понятны мотивы такого поведения. И вы поймете, как этому человеку помочь стать другим, измениться.

С другой стороны, и женам священников нужно не забывать, что их не случайно принято называть матушками. Неся свое определенное служение при батюшке, жена священника, окружая прихожан теплом и заботой, должна быть для них духовной матерью. Недопустимо, чтобы она своими необдуманными словами и тем более опрометчивыми поступками вносила смущение в жизнь прихожан храма. Напротив, матушка обязана способствовать укреплению общины и тем самым помогать батюшке в несении его непростого служения.  

 

46. НОВОЕ!  Сейчас ходят листки на приходах с так называемым правилом  матушки Антонии в которых дается указание как искупить грех аборта. Оно состоит из определенных молитв, поклонов, чина  крещения убитого младенца и, что самое интересное, необходимо   отварить 40 яиц перед Пасхой их покрасить и раздать людям, купить  н-е количество ткани так же раздать, и поставить 40 свечей за убитую  душу. Имеет ли что-либо общее это правило с канонами  Православной Церкви? И вообще подобные листовки - стоит ли им  доверять?

«Искупить» грех убийства ребенка вряд ли поможет какое угодно «правило», если нет в нём главного – покаяния. А уж говорить о крещении убитого младенца – это никакими канонами не может быть предусмотрено. Милостыня с памятью о совершенном грехе, с покаянием – всегда хорошее дело. Также оно не должно выражаться в определённом числе крашеных яиц или поставленных свечей и т.п. Один священник посоветовал в подобном случае взять на воспитание сироту или пожилого человека обслуживать до смерти. Она согласилась с этим и приняла как епитимию за грех. Такое могло бы кого-то удержать при мысли о возможной допустимости подобного греха, а раздать что-то или прочитать какие-то молитвы проще, чем жить с покаянным сознанием. К тому же, выполнив «правило» и почувствовав себя свободной от ответственности, можно жить дальше, ни о чём не переживая… Таким образом воспитывается безответственное отношение к своей жизни.

- Но помнить о грехе всё время мучительно, можно прийти в отчаяние

 

- Не просто помнить, а каяться. Покаяние не доведёт до отчаяния, оно исцеляет, очищает, освобождает от яда греха. Оно же даст силы изменить жизнь и не смотреть на неё слишком легкомысленно и безответственно. 

47.  1/2004   В наше время, многие спешат на так называемую отчитку, считая себя или  близких бесноватыми. Действительно ли это необходимо и только ли это может им помочь?

-Сейчас много душевнобольных, но не все они одержимые. Бывает так, что заболевшего близкие сразу же везут к известному священнику «на отчитку». Митрополит Антоний (Блюм), работавший врачом в психиатрической клинике, советует начать делать все возможное с медицинской точки зрения - лечения, психиатрической помощи. И, конечно, необходимо молиться. Молиться не над человеком, а о нем. И придет время, если это психическая болезнь, он выздоровеет, если же есть тут какая-то одержимость, то молитва Церкви может его освободить. Но не обязательно применять чин изгнания. «Отчитывание» может большей частью только прибавить к внутреннему напряжению внутреннюю растерянность. Если человек начнет верить, что он одержим, то существует вероятность, что так и не сумеет вырваться из этой «одержимости». Главное - то личное стремление изменить жизнь, к Богу вернуться, а не смотреть на чин «отчитки», как на своего рода панацею. 

48.  3 (5) 2005  Ребенок, крещенный в детстве, растет в верующей,  порядочной семье, вдруг начинает вести себя как одержимый. Ничего и ни кого не признавая, не терпя наименьшей подсказки, даже  наименьшего прикосновения, устраивает бучу в храме, привлекая  внимание всех и вводя в краску родителей. Говорят нужно вести  «отчитывать».Действительно ли это необходимо?

Прежде чем лечить ребенка, хорошо бы хорошенько обдумать сложившееся в семье положение. Ясно одно: ребенок протестует явно, в меру сил, характера, понимания... Против чего? Чем-то он решительно недоволен? Объяснить это он просто не может, не умеет, как не умеет и владеть собой. Значит, взрослым надо подумать: что же вызывает его бурную реакцию? Готовых ответов нет, надо каждому, особенно матери, постараться разобраться в себе. Чем искреннее она будет сама с собой, тем скорее поймет своего ребенка. Что может быть? Недовольство своим положением (ссоры в семье, обиды на кого-то - мужа, родителей..), зависть (кто-то счастлив, а я?), самолюбие (недостаточно ценят, не видят моих жертв)... Главное здесь - понять, что непобежденные страсти гасят любовь. А ребенку как воздух нужна спокойная любящая атмосфера. Не важно, сколько у него обнов и игрушек, лакомств и развлечений. Ему нужна любовь родительских сердец, их мирное состояние. Без этого ему не мило ничего. Об этом он говорит своим безобразным поведением. Свозить его на „отчитку" - не выход из положения. Он вернется в ту же семью, к тому же, против чего протестовал (если еще не напугается, ведь в обществе бесноватых ему может быть плохо и страшно). Так что начать родителям (или матери, если она одна растит ребенка) надо с себя, чтобы «стяжать дух мирен», как говорил преп. Серафим. Тогда ребенок забудет капризы и «беснование».

49.  4 (6) 2005   Говорят, что, молясь за ближних, мы берем их грехи на себя. А у каждого своих грехов хватает, значит - небезопасно молиться о  других?

-Молясь за другого, мы исполняем завет Апостола: "Молитесь друг за друга" Грехи других — не кирпичи, чтобы их можно было переложить на чужие плечи. Молясь за ближнего, мы своей любовью рассеиваем тот мрак греха, который окутывает душу человека. Молитва облегчает беспросветность, ощущение безысходности, вливает в душу по капельке надежду на то, что есть выход из бездны. Мы призваны молиться друг за друга. Призваны все, не взирая на силы, возможности, "достоинства". Если кто-то говорит, что тогда усиливаются нападения вражия, то просто надо помнить: враг всегда не дремлет, он же и мысли такие внушает. Ему тошно видеть любящих и молящихся, вот он и старается сеять смущение и недоумение. Нам сказано Апостолом: "Молитесь..." — и достаточно. Надо молиться, а уж Господь Сам определит как, когда и чем кого спасать.

50.  НОВОЕ!   Сейчас очень распространено чтение акафистов, молитв, прославления в песнях и стихах с обращением как к святым к еще не  прославленным подвижникам, можно ли прежде прославления такое делать?  И как вообще необходимо вести в таких случаях, что бы не погрешить против церковных канонов и не оскорбить память настоящего подвижника?

Подвижника не оскорбишь ничем. Оскорбляется только наша гордыня. А не погрешит против канонов тот, кто не спешит своё мнение выражать раньше церковного составлением акафистов, песнопений, молитв и т.п. Кто не поддерживает подобную самодеятельность, тот и не погрешает против церковных канонов. Другого мнения быть не может. Когда Господь найдет нужным, тогда и будет прославление того или иного подвижника. В этом мы должны оказать послушание Церкви. 

 

 

51.  НОВОЕ! Очень часто в наших лавках появляется литература сомнительного характера,. Почему такая литература попадает на наши прилавки и как избежатьобмана?  

Да, теперь нет духовной цензуры и потому требуется особая осторожность и внимательность к изданиям, которые растут как грибы и часто анонимны или лишены проверки, которую проходит книга в серьезных издательствах. Попадает она часто на прилавки, потому что легко распродаётся. Не всегда настоятели храмов могут вникать в то, что у них на прилавках лежит. Целый ряд житейских причин – и неосведомленность тех, кто ответственен за предлагаемую литературу, и определенный расчет, и безразличие, и отсутствие ответственности, и многое другое заставляют самих вникать в то, что нам предлагается. 

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ

 

54.  2 (8) 2007   Сегодня много говорят и пишут про всевозможные энергии, пути усовершенствования человека, про само исцеление и тому подобное. Как христианам к этому относиться?

С осторожностью и полным неучастием в любых «исследованиях» или сеансах. Осторожность нужна потому, что неопытному будут внушать, что ничего противоречащего Православию здесь нет. Есть! Нельзя спешить попробовать, насколько крепки силки, чтобы потом постараться выбраться из них. В наш век, век маловерия и гордыни, весь ад поднимается, чтобы заманить любыми словами и даже «чудесами» легковерных, малознающих и избегающих тех усилий, какие необходимы в Церкви (посты, молитвы, нормы поведения и т.п.) Никаких чудодейственных скрытых энергий, подверженных только системе и желанию человека нет. Бог может давать необычайные силы и знамения, но Он их не бросает на ветер, чтобы привлечь любопытных. Враг рода человеческого  действует через все виды оккультных «услуг», чтобы как можно больше душ человеческих поймать хотя бы сначала на любопытстве. «Коготок увяз - всей птичке пропасть», - говорит народная мудрость. Не случайно теперь развелось так много всевозможных учений: духовно опустошенные, разучившиеся думать, мало знакомые со святоотеческими предупреждениями, подавленные многими бытовыми трудностями, люди легче попадают в ловко расставленные сети, чем когда-либо еще. Но это результат маловерия - и только! Допуская эти сети, Господь предупреждает: «Бдите и молитесь!»

55.  НОВОЕ!   Много говорится о духовном вампиризме. Когда он начинает действовать и как от него оградиться?

Вампиризм и любое другое воздействие на человека злобных адских сил, как бы это ни называли, действует сейчас особенно заметно по той простой причине, которая незаметно открыла вход подобным явлениям. Это – потеря благодати Божией, защищающей от действия бесовских сил. Потеряли люди веру, отвернулись от Бога, забыли Его заветы, гордо поставили свой эгоизм в центре всех своих стремлений и получили то, что оказались безоружными перед коварным врагом. Как от него защититься? – Вернуться к Богу, вспомнить о своей душе, о вечности, о любви Божией, которая теперь даёт видеть и знать действия силы вражьей, чтобы избежать плена в вечности. Пока человек жив, не поздно покаяться в отвержении Бога, просить Его укрепить в вере и уповании, обратиться к Церкви, воспользоваться возрождающей силой св. таинств. И начать менять жизнь. Да, жить по вере нелегко, но жить в плену врага несравненно горше и труднее. Менять привычки, взгляды, весь уклад жизни непросто, но другого выхода из-под власти бесов нет. Чтобы ясно себе представить какая невидимая брань предстоит человеку, надо серьезно изучать творения св. отцов, которые опытно прошли эту науку и писали о ней, чтобы теперь помочь нам.

56.  НОВОЕ!    В наши дни существуют курсы по нейро-лингвистическому кодированию  попросту  зомбированию  человека  на  которых  психика человеческая практически  взламывается  и  человек  становится  послушным,  внушаемым роботом.  Чем  можно  противостоять  и  как  распознать  когда  происходит  подобноевмешательство  в  сознание  людей?  Как  избежать  подобного  влияния?

Если есть курсы, то что влечёт на них многих? Судя по рекламе – возможность влиять на других, т.е. страсть любоначалия. Желание кем-то повелевать, кого-то подчинить христианин должен в себе побороть с помощью Божией. Как не оказаться в числе беспрекословных роботов? Не поддаваться любопытству, не искать ложных путей к обладанию волей  другого, как обещают заинтересованные лица, жить серьезной вдумчивой духовной жизнью. Она откроет возможности возобладать над своими страстями, избавит от страха влияния со стороны тех, кто ищет на ком продемонстрировать свою «силу». Молитва будет защитой от вмешательства в сознание любых специалистов такого рода. Чтобы Господь не допустил человека превратиться в робота, надо самому человеку противиться и просить помощи у Господа. Не просто выполнением каких-либо действий, например, чтения указанных молитв, обращением  к церковным обрядам и т.п., но решительным воцерковлением всей жизни. Внутренняя духовная расслабленность, незащищенность современников связана с потерей веры в Бога и безграничной гордыней сознания. Вернуться к Богу – самый реальный путь не подвергаться влиянию враждебных сил и сохранить целостность своей души.

57.  5 (5) 2005   Почему наших современников так привлекают восточные религии, например буддизм?

К сожалению, современный человек более склонен искать неких ощущений, чем подлинной религиозной жизни. Настоящая религия, соединяющая человека с Богом – христианство,- требует от нас очень тщательной и порой длительной внутренней борьбы с греховными привычками и наклонностями. Святость – тернистый путь всей жизни. Восточные же религиозные течения в подлинном смысле слова религией не являются. Они отрицают существование личностного Бога – т. е. это завуалированный атеизм. Зато с помощью определенных упражнений довольно легко и быстро достигается уход от реальной жизни с мистическими видениями и переживаниями. Это в основном и привлекает наших современников, особенно молодых людей. Ведь всегда легче воспринимается то, что не трогает нашего самолюбия. Христианство в это смысле значительно труднее. Оно требует серьезной работы над собой, чтобы искоренить гордыню, чтобы дать в душе место Богу. «Восток» же наоборот -растит самомнение и не «тревожит» совесть ответственностью и необходимостью покаяния. Раствориться в нирване, как капля воды в океане, легче, чем идти на Страшный Суд

 

 

О СУЕТЕ, СВОБОДЕ И ЖЕЛАНИИ ЖИТЬ ПО - ХРИСТИАНСКИ

58.  1/2004   Иногда кажется, что жить духовной жизнью нам мешают внешние обстоятельства, которые ограничивают наш порыв. Хочется свободы. Оправдано ли такое желание?

Добиваться надо свободы духовной, т.е. бороться со своими страстями и побеждать их. Свобода внешняя может ничего  полезного не дать для души. Свобода делать что хочется - это не свобода, а скорее, произвол. Для того, кто старается все доверить Богу, внешние обстоятельства, даже стесняющие, могут быть полезны: покажут такие качества, которые прежде были незаметны, обнажат такие слабости, которые человек мог за собой не замечать. Когда очень уж неприятно терпеть создавшееся положение, полезно вспомнить сравнение, приведенное святым Феофаном Затворником в конце его книги «Что есть духовная жизнь...». Там он говорит, что Господь держит в определенных условиях человека как хозяйка пирог в печке. Он знает, когда обстоятельства изменить, и, как и хозяйка, не станет вынимать пирог раньше времени, чтобы не был  недопеченным и больше не продержит,  чтобы не подгорел. Чаще |нам трудно от того, что еще своего ищем, а не Божьего, доверием Ему не богаты, забегаем вперед мыслью, будто знаем, что    нас ждет и как сложится жизнь, где свободнее будет, по нашему разумению?!

59.  1/ 2004     Можно ли не уходить в житейские попечения?

-Господь говорит, что не надо отягчать сердца заботами житейскими. Однако, это не призыв к бездействию. Забота о хлебе насущном является обязанностью всякого человека (Быт. 3,19).  Но душу свою отягощать чрезмерными попечениями, действительно, не надо. Далеко не все дела требуют такого уж внимания, что больше ни о чем думать нельзя. Конечно, при этом требуется особое напряжение духовных сил. А еще больше - решимость не оставлять душу свою голодной - из-за житейских треволнений. Ей нужна своя пища. От   недостатка духовной пищи ум помрачается, душа заполняется «мусором» ненужных впечатлений и слабеет. Необходимо мужество, чтобы жизнь свою организовать по завету Спасителя. Для этого прежде всего важно: -научиться обходиться самым необходимым; -не смотреть на то, как живут другие, и пресекать чувство зависти, если покажется, что другие живут лучше; -не зависеть от чужого мнения, не бояться пересудов.  Если об этом заботиться, то следует отказаться от дел, только кажущихся необходимыми. Освободить время и силы для другого, более важного, - спасения души. И не стоит бояться отстать от других, навлечь на себя кучу насмешек. Главное - помнить о своей душе и близких, чтобы не погружаться в суету до самозабвения и фанатизма и из-за нее не потерять ни Бога, ни своей души.

60.  1 (7) 2007   Что делать если Евангелие, прочитанное неоднократно, представляется чем-то очень далеким от современной жизни и существует как бы отдельной жизнью?

Наверное, начинать придется с себя. Почему современная жизнь ближе? Чем именно? Почему Евангелие несовместимо с тем, чем теперь живет большинство? А конкретно я? Достаточно ли я знаю Евангелие, чтобы говорить о «нежизненности» Его? Просто прочитать прослушать, пусть и не раз - мало. Приходилось ли читать Евангелие с мыслью отметить для себя то, что близко, понятно, нравится?

Приходилось ли задумываться над тем, что в текущей жизни противоречит Евангельским заповедям? Приходилось ли встречаться с теми, для кого ясен выбор и кто для себя выбрал Евангелие как идеал? Если же взвешивать, оценивать привычные взгляды и сравнивать их с евангельскими, то нетрудно заметить, что в Евангелии, в первую очередь, человек рассматривается как образ Божий. Только человек, одолевший все чуждое, наносное, хотя и ставшее привычным, может стать христианином. Знакомая притча о самарянине, пожалевшем израненного иудея, ставшего выше привычной розни; приводится в пример презренный сборщик податей, умевший честно взглянуть на себя и просить милости; горделивый праведник, презиравший других от сознания своей исключительности и многие другие евангельские образы наглядно показывают нам нас во всей неприглядности нашего самомнения и отношения к этому Господа. Стоит об этом подумать и без всяких пособий и толкований станет ясно как засорилось наше представление о нашей душе, о жизни, достойной человека. Тогда Евангелие станет не только зеркалом наших заблуждений, но и светочем во тьме сгустившегося зла, зовущего выйти на твердый путь, ведущий к жизни.

61.  1 (7) 2007   Свобода и послушание. Исключают ли они один другого?

Нет. Как ни странно, эти понятия органически связаны. Мы привыкли считать, что свобода -это возможность делать все, что захочется, а послушание - это необходимость делать то. что заставят. Однако, чтобы стать свободным, надо научиться владеть собой. Если человек не может действовать, например, по совести, если он во власти дурных привычек - о какой свободе можно тогда говорить? И пусть такой человек юридически свободен, пусть у него ответственное общественное положение - он раб своих привычек, увлечений, слабостей. Но способность владеть собой не появляется сама собой, она воспитывается, а воспитание невозможно без послушания. Конечно, послушание не должно превращаться в дрессировку, которая калечит человека. Послушание начинается с того, что человек вслушивается в то, что говорит более опытный, знающий, желающий поделиться опытом и предупредить от ошибок. На первых порах именно стремление забыть себя, прислушаться к голосу другого, чтобы потом перерасти себя, ведет к зрелости, к умению владеть собой. Конечно, здесь много значит, кто берется воспитывать и чему учить. Если ограничить дело воспитания только давлением силы или власти, то это скорее приведет к испугу, чувству подавленности, бессилия или отупения и равнодушия. Если же научится человек настоящему послушанию, то он будет иметь над собой такую власть, что сможет в любую минуту контролировать свои желания, свои мысли. Владеть  чувствами, языком. Даже физическим состоянием. Таким образом, свобода и послушание неразрывно связаны, одна является условием другого. Послушание своего рода школа, без которой невозможно воспитать свободную личность. Конечная цель послушания - не просто свобода, а умение вслушиваться в слова Господа, переданные нам через Евангелие. Свободный от власти самолюбия и других наилучших своих качеств сможет избежать той изворотливости и самооправдания, которые несовместимы с требованиями Евангелия. Избежав, услышит в душе тихий ясный голос Духа Святого

62.  2/2004    Правда ли, что Бог, запрещая познание добра и зла еще в раю, ограничивает жажду знаний и свободу человека?

Не жажду знать гасит Господь и не свободу ограничивает, а предупреждает: познать зло и не разрушиться, а значит, не погибнуть, нельзя. Теперь любят говорить, что все надо узнать, все испробовать. К чему это приводит мы сейчас воочию наблюдаем. Господь предупреждает, что от зла ничего доброго быть не может. Никому не придет в голову попробовать яд, вкус, чтобы знать его вкус.

Господь заповедует: «Не сотвори себе кумира», «не произноси имени Господа Бога твоего всуе», «не убивай», «не прелюбодействуй», «не кради», «не лжесвидетельствуй», «не завидуй»...Почти одни запреты. Но все знают, что происходит, если человек презирает божественные ограничения. О нем говорят, что он «пустился во вся злая». И результат такой бесконтрольности, безответственности и «свободы» от всех законов известен - гибель. Нельзя «отменять» законы Божий ради познания добра и зла, как нельзя отменить таблицу умножения. Простой житейский пример: отмени законы дорожного движения, сними все знаки на пути ради «свободы» передвижения от ограничений - что будет? Бог заранее знает, что ждет человека при его бесконтрольной жажде все знать и потому открывает законы человеку постепенно. Свобода же не в нарушении законов, а в умении ими пользоваться. Народная мудрость об этом гласит: «не зная броду, не лезь в воду». Так и Творец, жалея людей, не желая для них разрушительной силы зла, которую они могут вызвать на себя, не считаясь с законами, дал заповеди. Если человечество хочет выжить - у него один путь: вернуться к Богу и жить по Его заповедям.

63  НОВОЕ!   Скажите, пожалуйста, когда послушание превыше поста и молитвы, а когда нет?

Слово «послушание» теперь включает много оттенков глагола «слушать». Чаще всего оно употребляется как выполнение отдельных поручений. В монастырях виды работ часто называют «послушаниями», например, ему (ей) дали послушание на кухне, в столярной, в коровнике, на клиросе и т.д. Дисциплинарное значение поручений, естественно, необходимо. Кто бы где бы ни был, выполнять указания вышестоящих приходится. Об этом не спорят. Другое дело, когда говорят: «послушание выше поста и молитвы». Кстати – ни пост, ни молитву заменить никаким «послушанием» т.е. делом, поручением, нельзя. Выше всех дел может быть послушание воле Божией, т.е. вслушивание в то, что говорит Бог. Но все ли могут Его «услышать»? Конечно – это не значит, что какие-то «голоса» вдруг возьмутся вещать. Нет. Бог нам открывает Свою волю в Евангелии, в советах святых отцов, в стечении обстоятельств…Он найдет, как это сделать. Если тот, кто заведует «послушанием» имеет в виду духовную пользу того, кто стал его послушником, то послушание может принести благие плоды. Если же это только забота о выполнении поручения, то очень важно рассудить: что выше... Как правило, рассуждающих не любят, а тех, кто сомневается в нужности некоторых «послушаний» (бывает и такое) обычно успокаивают: «послушание выше поста и молитвы». Человеческая душа и ее спасение выше всех работ, и работы эти полезны только тогда, когда способствуют спасению, а не препятствуют ему.   

 

НЕДОУМЕНИЯ

64.  3 (5) 2005   Почему вместе с обращением к Богу (особенно в Ветхом Завете) всегда говорится о жертве? Разве без жертвы Бог человека не слышит?

- Жертва - не плата за обращение к Богу. Жертва - особенно в Ветхом Завете -воспитательная мера. Надо было приучить народ, очерствевший, огрубевший, потерявший через грех живое чувство близости Божией к тому, что грех ведет к смерти. Жертвой становилось живое существо (чаще домашнее животное), чтобы ветхозаветный человек осознал, что грехи одного несут смерть другому, невинному. Это не значит, что виновный через смерть животного становится невинным - нет. Это значит, чтоон должен понять: грех несет смерть. Гибнет невинный, чтобы виновный еще мог жить. Жертва умилостивления - для воспитания в людях ответственности за слова, дела, даже мысли. Благодарственные жертвы - акт признательности. В Новом Завете жертвой за грехи всего мира стал Христос - единственная Жертва, дающая Жизнь миру и каждому отдельному человеку. От человека же теперь: «Жертва Богу - дух сокрушен».

 

65.  3 (5) 2005   Почему в Евангелии (от Матфея 13-я глава, 18-23 стихи) Сеятель так неразумно выбрасывает три четверти посевного материала? Разве Он не знает, что не будет урожая ни на дороге, ни в бурьяне, ни на камне?

 Евангелие - не учебник для крестьян, которые, конечно же, знают и без книг, где сеять, а где - нет. Сеятель здесь - Господь, Творец. Земля - дорога или камни, или бурьян - это наши души. Главное, что Господь сказал этой притчей, заключается в том, что Он не считает наше сегодняшнее состояние (например, окамененное нечувствие) окончательным. Он работает над каждым. И хотя какие-то семена пропадают, но он старается вспахать любую землю сердца радостью или горем, потерей или приобретением, чтобы она стала доброй землей и смогла принести плоды. И каждый из нас может быть или окаменевшей дорогой, или замусоренным пустырем, или легкомысленной, никуда не ведущей тропинкой, или добротной, хорошо обработанной почвой. Когда какой, но окончательного  определения Господь не дает до конца дней каждого, продолжая работать над каждой душой, предлагая приложить и свои усилия, чтобы был плод в 30, 60 или 100 крат.

 

 

66.  1/2004    Почему в Евангельской притче Господь велел оставить расти сорняки вместе с пшеницей? (Евангелие от Матфея 13-я глава 24-30-й стихи)?

 -Да, Господь не велел выполоть только что появившиеся плевелы (т.е. сорняки) среди всходов пшеницы. Господь для своих наставлений брал примеры всем понятные. Каждый знает, что от сорняков лучше очищать свой огород пораньше, пока они не укоренились. Да и землю они иссушают.

 

Однако притчи евангельские - не руководство к ведению хозяйства. Они о людях и для людей. Эта притча учит нас не спешить с осуждением других. Святые отцы говорили, что любой из нас может быть в какое-то время сорняком на ниве Господней, но каждому до конца дней оставлена возможность стать пшеницей. Только Господь и только на последнем Своем Суде определит окончательно кого в житницу свою и кого - на выброс. Нам всем надо это помнить и не спешить со своим мнением и определением. Даже себя мы не вправе приговаривать к пугающему осуждению - это дело Божие. Нам же нужно черпать из этой притчи урок бодрости: Господь ждет, порой очень долго, чтобы мы стали для него полноценным зерном, а не какой-то высохшей к осени крапивой или сорняком. Нам необходимо приложить все усилия, чтобы Господь ждал не напрасно.

67.  1/2004     Все Священное Писание, особенно Евангелие, можно назвать книгой встреч. Но некоторые справедливо замечают, что было это очень давно. А в наше время возможно ли такое? И для всех ли возможно или только для отдельных лиц чудом?

Каждая встреча с Богом - чудо, без сомнения. Однако чтобы встретить Бога сейчас, в наши дни, как и всегда, нужны определенные способности самого человека. Не увлеченность какой-то  идеей,  не  восторженное  ожидание  желаемого  Нет,  это  все может быстро прогореть, оставив в душе лишь пепел. Нужно уметь жить трезво, спокойно, с ясным сознанием, что Бог первым идет к нам навстречу.

И мы Его можем встретить, но можем и пройти мимо.

 Чтобы не разминуться, надо заранее позаботиться и поработать над собой. Надо развить в себе способность видеть и слышать каждого человека, с которым приходитсявстречаться. И не только тогда, когда кто-то нам нужен, и не так, чтобы сразу же оценить, чем может быть выгоден этот человек, знакомство с ним, а так, чтобы увидеть человека без всякой мысли о себе, отрешившись от себя. Тогда встреча станет возможной. Тогда будет возможно и чудо - увидеть через конкретную встречу с человеком свет Богоявления. Не каждый сможет это выразить соответствующим образом, но каждый может просто сказать себе: «Это мне Бог послал». И это происходило и происходит на каждом шагу.

 Если мы не видим, не ощущаем ничего чудесного в нашей суетной жизни, то только потому, что думаем больше всего о себе, заполнены собой и не замечаем, Кто проходит мимо или мимо Кого проходим сами.

 

68.  1/2004     Говорят, что некоторым Господь прежде конца дает знать, что будет им помилование. В чем оно может выражаться?

 Да, говорят, что так бывает. Как правило, замечают это внимательные к своей душе и стремящиеся умереть в покаянии.

Старец-святогорец о. Иоаким, скончавшийся в 1950 году говорил: «Я счастлив, что Господь мне даровал время на покаяние». Автор жизнеописания, лично его знавший, подтверждал: «Время на покаяние было для него самым надежным заверением «почести высшего звания»... Если для таких подвижников покаяние перед кончиной было уверением милости Божией, то и для всех христиан может быть тем же. Не особые явления, откровения, чудеса, а такое простое и обычное - покаяние, в котором подвижник жил всю жизнь, стало для него вестником Царства Небесного. Это самое верное и надежное, всеобъемлющее свидетельство, дающее ощущение полноты счастья и великому молитвеннику, и простому христианину. В нем никто не усомнится, его нужно просить заранее всем: «Прочее время живота нашего в мире и покаянии скончати, у Господа просим».

69.  2/2004     Все говорят про труды, про скорби, а про радость не слышно. Хоть о чем-то можно христианину радоваться?

И можно, и должно. Господь создал человека для радости, для блаженства в общении со своим Творцом. Первое, что человек сделал самостоятельно - это испортил себе жизнь, стремясь доказать, что ему «закон не писан», и никаких ограничений своим желаниям он не примет. Вот и добился того, что рай на земле превратился для многих почти что в ад. Но не до конца оставил Творец Свое создание. Пришел в мир, искалеченный своеволием, гордыней и вернул человеку возможность соприкоснуться с раем еще на земле. Это не значит, что отменены все заповеди, сняты все запреты. Скорее - наоборот. Требуется такая серьезная последовательность, исполнительность, которая подтвердит, что для христианина самая глубокая, самая желанная радость - быть с Господом.

 

70.  2/2004    А реально в чем это может выражаться?

Во всем. Тот, что чувствует, что Бог его помнит, о нем заботится, кто Ему все доверяет и знает, что Господь даже ошибки может использовать во благо, тот совсем иначе воспринимает жизнь.

«Все человеческое ему не чуждо», но пользоваться им он будет иначе. Уже одно чувство меры может приносить если не радость, то удовлетворение. И то, что христианин все воспринимает как дар любви и способен благодарить, украшает самую обыденную, внешне ничем не привлекательную жизнь. Иногда это трудно понять и трудно этому поверить, а прежде, судя хотя бы по отечественной нашей литературе, так жили очень многие. Не все могли выразить, но находились писатели, чувствующие это, понимающие и выразившие в своих произведениях. А то, что теперь говорят об этом мало - не удивительно. О чем обычно говорят люди в быту? О радостях или о горестях? - Конечно, о своих переживаниях. О радости говорит Церковь. И не так редко, как кажется человеку, не знакомому с богослужением. А праздники? К примеру, все церковные праздники исполнены радости для внимательного, искреннего и устремленного к Богу человека. Не случайно же Литургия – сердцевина всякого праздника, называется еще Евхаристией, т.е. благодарением. Благодарит, как правило, обрадованная душа. Так что нет оснований пугаться, что жизнь христиан бедна радостями. Если это по-настоящему христианская жизнь, то радостей в ней много. «Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех».

71.  1 (3) 2005   Когда очень тяжело, невольно думаешь: «Почему Господь меня не пожалеет, ведь больше некому. Он же все знает?!»

Необходимо молиться, верить и надеяться. Через трудности и искушения испытывается наша вера. Ни в коем случае не допускать уныния в свою душу! И помнить, что Господь посылает искушения только те, которые мы можем вынести. Кто выдержит - в определенный момент вдруг почувствует (без всяких видений и чудес), что Господь здесь, рядом. Я не один. Постепенно то, что тяготило, сползает. Есть выражение: «Гора с плеч упала». Как раз так и бывает. Внешне все вроде бы осталось на своем месте, но жить хочется! Все окружающее пронизано каким-то невидимым, но преображающим светом. И тогда, прямо, как у апостола Петра вырывается: «Господи, хорошо нам...»Подобное опытно переживали те, кто решительно говорил себе: если Господь допустил эти трудности. Он и поможет. И держатась молитвой и верой. Их опыт необходим и нам.

  

72.  2 (4) 2005  Зачем все время говорят, что нужно у Бога просить помощи? Он же все знает, и должен был бы и без этого помочь?

-Во-первых, Бог никому из нас ничего не должен. А, во-вторых – своими прошениями мы открываем Богу дверцы своего сердца. Да, Он  их знает и не нуждается в том,чтобы мы Ему о них напоминали, но Он не хочет насильно (т.е. когда мы не просим) входить в нашу жизнь и менять все в соответствии со Своим представлением и надобностью. Он хочет вместе с нами строить нашу жизнь. Хочет, чтобы мы не от случая к случаю,( когда какая-то нужда заставит), обращались к Нему, но делали это значительно чаще ( а в идеале - всегда). Чтобы так и было, нам надо не забывать благодарить Его - это первое, а второе - благодарить и тех, чьими руками или средствами, или участием Он помогал нам. Господь воспитывает в нас доброе отношение друг к другу, внимательность, мягкость, сердечность, отзывчивость, благодарность, радость от сознания, что все мы вместе, что есть у нас один Отец, что все мы нужны друг  другу.  Понять это и согласиться - просто, но себя переделать трудно, потому Спаситель иногда посылает то, что нам одним не по силам и мы вынуждены обращаться к Нему и к людям за помощью. Наше сердце смягчается и мы становимся отзывчивее на просьбы других. Главное – жить с Богом и в мире друг с другом.

73.  4 (6) 2005   Как Бог, Которого называют Любовь, может допускать войны или другие страдания и гибель множества людей?

Да, Бог наш — Любовь. И Он из любви к людям Дал им свободу — выбирать добро или зло, жизнь или смерть. Мы знаем, что не всем добро по душе, не все любят жизнь. Если и говорят, что любят, то какую жизнь? Полную беззаконий, греха, всяких мерзостей. Когда сгущается мрак греха, Бог оставляет людей делать то, что они хотят. Тогда они губят друг друга.

74.  4 (6) 2005 - Но не все выбирают преступную жизнь. Бывает, же, допустим, в годы войн, революций, каких-нибудь массовых бед люди, которые хотят жить тихой, мирной жизнью и никогда не были в числе богопротивников. Почему и они гибнут в общем пожаре?

Почему гибнут невинные, знает один Бог. Строго говоря, нет среди живущих безгрешных людей, но, конечно, гибель в таком случае — не наказание, а скорее напоминание, что жизнь без Бога к добру не приведет. Особенно это видно на примере бедствий нашего народа в годы Великой Отечественной войны. Главное - люди поняли, почему гибнет их земля, и потянулись к Богу, не сразу, не все, не так активно, но все-таки потянулись. Кто видел это, подтвердит. То, что теперь православные имеют возможность молиться, учиться, читать духовную литературу, возрождать свои святыни — все это не на пустом месте. Все это выстрадано нашим народом, вспомнившем о своем Творце. Это ли не пример того, что Господь и в допущении бедствий, вызванных нашим же отступлением от Него, не перестает любить нас?! И целые народы, и каждого отдельного

 

СОВЕТЫ

 75.  3 (5) 2005    Господь в Евангелии учил по плодам различать людей. Как это делать, что бы не ошибиться и не будет ли в этом осуждения?

 

О плодах духовных определенно сказал ап. Павел в послании галатам (5, 22-23): «Плод духовный есть: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость,воздержание...» Такие плоды утаить трудно, они «светятся» и во тьме. Притвориться, что они есть, когда их нет, - тоже нелегко. Почему же обманываются люди? Потому что ждут от человека духовного чудес, прозорливости.. Увлекаются общим потоком почитателей… Посмотреть бы на плоды - и можно разобраться безошибочно. А не будет ли это слишком самоуверенно, не погрешишь ли осуждением?

Произносить приговор не надо, а присмотреться стоит. Вообще ни на кого не надо вешать ярлык: хороший, плохой, духоносный, благодатный и т.п. Определить кто какой -дело Божие. А наше - присмотреться к плодам спокойно, не спеша, не по страсти или увлечению, а с помощью слова Божия, с молитвой. Господь  не допустит ошибиться тому, кто все делает с молитвой и доверием к Нему.

76.  3 (5) 2005    А не будет ли это самонадеянностью, не согрешим ли мы осуждением?

 Произносить приговор не надо, а присмотреться стоит. Вообще ни на кого не надо вешать ярлык: хороший, плохой, духоносный, благодатный и т.п. Определить кто какой -дело Божие. А наше - присмотреться к плодам спокойно, не спеша, не по страсти или увлечению, а с помощью слова Божия, с молитвой. Господь никому - не допустит ошибиться, кто все делает с молитвой и доверием к Нему.

 

77.  1 (7) 2007   Говорят, что христианин должен быть подвижником, а если нет ни сил, ни возможностей, тогда как?

Да, христианин должен двигаться ( от этого слова и однокоренное -подвижник) к своей цели. Застой от сознания, что и так хорош - опасен. Господь хочет, чтобы верующие в Него духовно росли, зрели, углублялись, раскрывая в себе заложенные способности, давали им расцвести в полной мере. Двигаться - это творчески осмысливать и то, что дано Богом каждому как личности в конкретной обстановке, возможностях, способностях. Подвиг - это преодоление своей лени, нерешительности, привычек, поблажек и т.п. Можно ли сказать, что, это не под силу желающему? Пусть не все сразу. Другое дело, что подвигом чаще называют длительные молитвы, усиленные посты. Все это имеет цену не само по себе, потому что это не цель, а средства, а со средствами все же нужно обращаться умело. Самодеятельность может привести к обратному результату. Поэтому начинать надо с того, что предлагает Церковь, к тому же следует и посоветоваться. Если нет опытного человека, способного дать нужный совет, необходимо руководствоваться совестью. Нет для всех одного правила, т.к. молодому и сильному физически легче может быть положить 100 поклонов, чем старому и немощному- 3. Бог смотрит на душу: как кто делает, а не только – и сколько. Когда нет возможности, когда человек предельно устал, когда ни ум, ни сердце не способны ни на что отозваться, то есть ли смысл действовать по принципу: «Умри, но вычитай». Другое дело - нельзя себе позволять винить обстоятельства и оправдываться усталостью. Бдительным стражем должна быть совесть, а первой добродетелью - рассуждение. Следование велению совести, основывающейся на заповедях Божиих и будет неизменным подвигом. Формы и выражение его могут меняться. А сущность - нет. 

78.  1 (7) 2007    Говорят? «Спешите делать добро», а как его делать если всю жизнь спешишь - на роботу, домой, по своим делам... Ведь это никакое ни добро, а обыкновенная жизнь?

Да, спешить приходится всем.   Владыка Иоанн Шаховской говорил, что тот. кто не спешит делать добро, тот никогда его не сделает. Случаев сделать добро много и в нашей обыденной жизни. Главное - научиться их видеть и отозваться на них. Иногда так мало надо: уступить место в транспорте, что уже разучились делать, хотя это элементарно, даже говорить об этом не стоило бы, или приветливо ответить на вопрос, или предложить посильную помощь. Иногда и вовсе нечего делать не надо, а только смолчать на чью-то   резкость, возможно несправедливую, но понятную при нашей напряженной жизни. Или – чего проще? – не распускать сплетен, не переносить никаких новостей, тем более не придумывать и не перемывать костей  соседям, родственникам, знакомым. Могут возразить – какое же тут доброе дело?

– А как страдают многие от злых языков?! Было бы очень хорошо, в любом коллективе, если бы мы были мягче, добрее, терпеливее, снисходительнее, внимательнее. Этому нужно учиться и делать на каждом шагу, только для начала нужно научиться видеть перед собой человека, а не мишень для остроумия. Конечно, круг добрых дел этим не ограничивается. Хотя, видеть в близких образ Божий и по-доброму к ним относиться – уже не мало. Если научимся этому – дано будет нам и другое что-то сделать. Ведь, истинное благочестие – дар Божий.

79.  1/2004   Иногда я вижу, что люди живут такой пустотой, которая меня не только не может удовлетворить, но рождает желание вырваться, уйти. Но изменить я ничего не могу. Что делать?

- Главное в такой ситуации - не считать себя выше этой среды, не думать об этом совсем и никого не осуждать за пустоту. Тогда можно будет среди той же обстановки кратко и часто молиться, т.е. читать короткие молитвы, или чередуя (например, молитву Иисусову и молитву мытаря, или еще какую), или повторять ту, которая больше по душе. При этом не стоит особенно стараться слиться с пустотой, чтобы не быть «белой вороной». Вполне возможно, что кто-то не совсем удовлетворен такой пустотой и рад будет увидеть, что можно жить по – другому. Сознательно считать себя примером и как-то подчеркивать свою иную направленность тоже не стоит. Всегда, при любых обстоятельствах необходимо быть самим собой. В этом и состоит умение жить своей сокровенной жизнью в Боге, не зависящей от внешних условий.

80.  1 (3) 2005    «За что? Зачем? Почему вокруг столько горя и слез?» Где искать ответ на это?

Страдания и горя на земле много, и основная причина - грех. Но усиливаются они непониманием и неприятием глубинного смысла происходящего с нами. Митрополит Антоний (Блюм) предлагает поднять взор к святым (в своем слове, обращенном к собравшимся 20 декабря 1973 года в Киеве во Владимирском соборе) и увидеть, что «они стоят (перед Богом), пройдя не только то, что мы переживаем, но пройдя путь иногда бесконечно более страшный. И стоят они во всей красе людей, которые последовали за Христом и в предсмертный ужас Гефсиманского сада, и на Голгофу, на верную смерть, и в страшную богооставленность, которую Спаситель выразил, воскликнув: «Боже мой, Боже Мой, зачем ты меня оставил?» Святые прошли все и, как нам говорит Священное Писание и в Ветхом Завете, и в книге Откровения* воскликнули Богу уже на земле, из глубины скорби, из самой гущи своих страданий: «Прав Ты, Господи, во всех путях Твоих!» Прав, потому что страдания делают людей более зрячими духовно, более чуткими, помогают все принять и понять, что с Богом нет безвозвратных потерь. Радость Богообщения открывает бездну премудрости, милости и силы Божией, которая примиряет со всем. Понимание того, что только таким путем, действительно крестным, можно приблизиться к Богу, снимает все вопросы. Пока мы не научились целиком все доверятьБогу, постараемся хотя бы не роптать, не возмущаться, не унывать. Тем более — не отчаиваться. Даже такие усилия помогут все вытерпеть, и с Божией помощью, принять все трудности и скорби с одним устремлением: «Да будет воля Твоя!»

81.  7 (3) 2005     Как-то перед исповедью старенький священник сказал, что нужно каяться в том, что мы - недостойная часть христиан. Другие думают по-другому «Жизнь теперь тяжелая. Почему христиане должны думать еще о том, что бы быть лучшими? Хоть бы так прожить... Не до жиру...» 

Он  сказал  правду, к  сожалению. Глядя  на нас, на наше  поведение, на наши взаимоотношения, многие говорят и думают: ну и христиане! Чем они лучше нас? Иные рассуждают по-другому: «Жизнь сейчас тяжелая. Почему христиане должны еще думать о том, чтобы быть лучше? Уж так-то бы прожить... Не до жиру…»

Христиане должны быть лучше других только потому, что они - Христовы. Господь заповедал нам: «Вы соль земли, если же соль потеряет силу, то чем сделаешь соленой. Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям». (Мф.5,13) Мы должны вести себя так, как подобает христианам, ибо в таинстве крещения нам дано очень многое. Прежде всего, дана от Бога благодать и сила побеждать зло в любых его проявлениях. Если этого не умеем, то чаще всего по нерадению и гордости («сам справлюсь»,- думается, а на деле - не выходит).

82.  1 (3) 2005   Почему некоторые этой Силы не чувствуют?

Почему некоторые этой силы не чувствуют? - Потому что живем мы, чаще всего не задумываясь о том, к чему обязывает христианство. Оно не только дает права (например, относиться к Богу, как к Отцу Небесному, просить помощи у всей Небесной Церкви, просить прощения и получать его и т. п.), но и ко многому обязывает. Причем, все обязательства сводятся к нашему отношению к Богу и к людям. Если мы будем ведомы своей верой, то начнем сдерживать язык,  раздражительность, перестанем завидовать, обижаться, жадничать, лукавить... А самое главное - приобретем любовь - основное качество, которым и призваны отличаться христиане: «По томуузнают все, что вы мои ученики, - сказал Господь, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13, 35) 

ПСИХОЛОГИЯ

83.  2 (8) 2007     Прошу у Бога: «Господи, дай мне терпение», но остаюсь все таким же вспыльчивым, раздражительным, нетерпеливым. Почему?

Может быть  потому,  что  просим  у Бога результата,  не  употребив  никаких усилий для  его приобретения. Да, мы просим: «Дай мне, Господи, терпения», и Он даетвозможность приобрести его. Если бы Он сразу, можно сказать, механически, без всяких усилий с нашей стороны сделал так. что нас не трогали бы чужие недостатки, неисполнительность, небрежность, халатность и многое другое, что может раздражать, тогда бы мы стали почти роботом, не принимающим во внимание чьи-то усилия, трудности, благие намерения. Такого бесчувственного работника-робота Господь не хочет из нас делать. Он допускает нам видеть свои промахи, Он хочет, чтобы мы могли понять трудности других и не спешить осуждать всех и всеми возмущаться. Он дает нам повод упражняться в терпении и учиться ему в процессе всей жизни. Он терпит нас всю жизнь, помогает понять трудности роста -своего и ближних, и ошибками учит бороться с самомнением. Борясь со своей раздражительностью, прося у Бога помощи, мы постепенно можем научиться терпению, пониманию других, сдержанности и многим другим добрым качествам. Если же мы, прося у Бога готовых результатов, палец о палец не ударим, чтобы к ним приблизиться, то не получим ничего, кроме досады: просил и не получил ничего.

84.  4 (6) 2005    Почему люди стали такими жестокими и бесчувственными?

Потому что грех стал нормой жизни. «Грех парализует свободу воли», — говорил о. Александр Ильин. Но на грехи есть покаяние. Искреннее покаяние расширяет сердце, делает его способным любить и Бога, и людей. Покаяться — не значит только сказать о своем грехе священнику на исповеди. Надо, прежде всего, возненавидеть грех и решиться скорее умереть, чем опять грешить. Конечно, это касается грубых грехов, от которых надо решительно отказаться навсегда. Повседневные грехи тоже ослабляют силы души, в. них тоже надо каяться и с ними бороться, но безгрешным в один день не станешь. Начинать же придется с самых тяжелых грехов. Если человек решит начать новую жизнь по заповедям Божиим, то заметит,

во- первых, не все люди плохи, жестоки, грубы и т. д.;

во-вторых, всем людям очень трудно, что много таких, кому ни от кого не посчастливилось услышать доброе слово;

в-третьих, что и сам не так уж редко был невнимателен, холоден, равнодушен к другим.

Поэтому каждому из нас надо начинать с себя. Тогда обстановка изменится, всем будет легче друг с другом, светлее и радостнее в жизни. Тогда легче будет понять, что любовь - от Бога.

85.  2 (4) 2005   Достаточно ли просто терпеть, стиснув зубы, когда обижают?

Развивать самообладание, терпение очень важно, но этого явно недостаточно. Как подспорье годится, но не больше. Вообще все внешнее помогает мало, и, что хуже, накопившееся раздражение может вдруг прорваться с такой силой, что все потуги забыть, стерпеть, стать выше обид разлетятся в мгновение ока.    Единственный верный путь - иметь перед мысленным взором постоянно высокую цель. А что выше той, которую святой пророк Давид  выразил в одном из своих псалмов: «Презрех Господа моего предо мною выну (всегда)»?  На что мы обижаемся?   Даже на то, что кто-то помешал почитать интересную книгу, или написать письмо, или еще какая-то бытовая мелочь вдруг стала перед нами, сузив горизонт. Стоит спросить себя: не лучше ли вместо выражения своего неудовольствия (пусть и без слов, только в душе) сказать всего два слова: «Господи, помилуй»? Без сомнения, лучше, и только обращение к Богу за помощью снимет внутреннюю напряженность, поможет простить,   дейстьвительно   забыть то, что когда-то возмутило, обидело, вывело из равновесия. С памятью о Боге уживется мир со всеми, а без нее никакая тренировка не даст сил благодушно переносить  все шероховатости нашего взаимного общения.

86.  2 (4)2005   В жизни много чего приходиться делать того, что оказывается совсем не нужным. От потери времени и сил в душе остается ощущение подавленности, пустоты. Как избавиться от этого?

- Святитель Феофан называл это «пустоделанием». Если от нас зависит выбор - делать что-то или нет, надо начать с молитвы. Прося Господа благословить начинаемое, если оносовпадает с Его мыслью, или разрушить обстоятельствами, если оно явно  будет во вред. Мы этого мы можем не знать, а Бог знает и не хочет нам допускать лишних огорчений. Когда же мы решим что-то делать из-за внезапно вспыхнувшего желания, не думая ни о цели, ни о смысле, не обращаясь с молитвой к Богу, то, скорее всего, получим только неудовлетворенность от своей идеи. Если мы вынуждены что-то делать, по необходимости от нас независящей, то не нужно роптать, а вспомним о Божьей мудрости и величии во всяком деле. Видеть во все печать Его мудрости и величии во всяком деле -значит осмысленно относиться ко всем и ко всему. Такая деятельность не оставит в душе гнетущего ощущения. Главное - ничего не желать по страсти, необдуманно, без обращения к Богу. Тогда не будет в жизни дел, убивающих время, никому не нужных и бессмысленных. Не буде и в душе ощущения пустоты жизни и бесцельности.

87.  (8) 2007   Почему мы бессильны духовно? Почему у многих атрофировано чувство долга и мужества?

Как ни странно может показаться на первый взгляд, но такая беда у нас происходит со многими от того, что не воспитано чувство благодарности Богу и людям. 

88.  Если не привито было в детстве, можно ли теперь, или даже в пожилом,  возрасте, исправить этот недостаток?

Можно и нужно. Конечно, терпеливо и настойчиво борясь с привычкой не замечать заботы Божией о нас, Его терпения и терпения тех людей, которые рядом

с нами. Это возможно  тогда, когда мы честно признаемся себе, что далеко отстоим от идеала и общение с нами не так легко и радостно, как хотелось бы нам о себе думать. Воспитывать в себе внимание, бороться с подозрительностью, мнительностью, распущенностью и бесконтрольностью своих мыслей и чувств, чтобы дать место в душе благодарности Богу и людям трудно. Но труд этот вознаградится сторицей.

Благодарность даст ощутить Кто - Бог твой, кто твой ближний, и это наполнит душу радостью, жизнь - смыслом, готовностью к подвигу. «Благодарность – и только она - может побудить нас к предельному подвигу любви по отношению к Богу, по отношению к людям. Чувство долга, может, не найдет в себе силы, чтобы совершить последний подвиг жизни, жертвы и любви. Но благодарность - найдет». 

89.  2 (8) 2007   Откуда у многих, особенно молодых такая жажда наслаждений?

От пустоты в душе. Люди, выросшие в окружении своих близких, ничего не знающих о духовной сфере и знать не желающих, поневоле не могут детям дать ничего кроме питания, одежды и всего потребного лишь для внешней жизни. Однако, душа этим удовлетвориться не может. То, чем человек занимается, тоже его не удовлетворяет. Пустота гложет, и душа требует пищи. Но как ее накормить? Не зная, не желая ни о чем думать. люди стремятся заглушить эту жажду. И глушат. Кто чем. Проще всего - искать удовольствия, которые можно купить. И покупают. А чем это заканчивается - все знают. Знают и то, что почти постоянное состояние души, живущей без Бога - это апатия, скука, раздражение и недовольство всем. 

90.   А верующие от этого избавлены?

Если они живут верой - да. У них внутренне равновесие поддерживается уверенностью в том, что Бог допускает все во благо, желая всем спасения. Обычное состояние верующего человека - это мир души. Покаянное сознание не лишает этого мира, т.к. человек знает, что есть Кому простить, помочь, утешить, воодушевить. Когда же поколениями люди живут без веры, без благословения  Божия, без Его животворной благодати, то откуда же придет радость бытия для тех, кто отверг Жизнодавца?

 

 

 

 

91  НОВОЕ!   Кликушество было во все времена как распознать этот дух и не поддаться панике сеемой кликушами?

Да,  было и есть. Распознать просто: надо знать учение Св. Церкви, жить верой и молитвой. Не поддаваться панике верующему человеку можно уже потому, что его вера в Бога защищает от всех демонических воздействий. Собственно, демон может подступить к человеку только тогда, когда получит разрешение от Творца. Вспомним жителей гадаринских с их свиньями. Если войти в свиней весь легион бесов мог только с позволения Господа, то что говорить о людях? Да, беснование – факт, но случается это тогда, когда человек вырывается своими грехами из под покрова благодати. Отвергнув Бога, презирая Его волю, человек, естественно, оказывается отвергнутым Богом. Тогда бесам открыты все двери. Их просить не надо. Они жаждут погубить каждого. Страх при виде всего, что может творить одержимый бесом, может стать толчком, способным разбудить спящую душу. «Восстани, спяй и воскресни от мертвых». Умирает духовно человек из-за грехов. Паниковать может лишь тот, кто не знает пути спасения. Господь не зря сказал: «Я – Путь, Истина и Жизнь». Идти к Нему могут все покаянием и мольбой об умножении веры. 

 

92.  2/2004   Можно ли доверять своим предчувствиям?

Чаще всего - нет. Как правило, к «вещему» сердцу и своим предчувствиям нужно относиться очень осторожно. Обычно тревога нас одолевает тогда, когда слабеет вера, рассеивается внимание, теряется память о Боге. Хорошо сказал об этом один известный духовник - о. Александр Ильин: «Сердцу не верь. Тревога от рассеянности. Помолись – и вещун-сердце исчезнет. Пройдет беспокойство, а чуть позже станет совершенно ясно: ничего не случилось, слава Богу».

Такое беспричинное беспокойство может сопровождаться целым ворохом ярких, как в кино, картин, всегда страшных, волнующих. Если дать волю воображению, если не бороться с таким состоянием, то разовьется мнительность, беспричинные страхи, повышенная возбудимость, требовательность, обидчивость... Чтобы от этого не страдать, есть один универсальный способ - молиться, и все обстоятельства, себя, близких вручить в руки Божии. Церковь постоянно молится:  «Сами себе и друг друга, и весь живот наш Христу Богу предадим». 

93. 2/2004  Почему многие наши современники считают себя несчастными и даже страдальцами?

На это можно ответить очень кратко: от недостатка веры в любовь Божию к каждому, абсолютно к каждому, будь то верующий или неверующий, добрый или злой, любящий или ненавидящий. Для Бога нет такого, кого Он бы посчитал чужим и отнесся к нему равнодушно. Нам поверить этому тяжело, потому что все мерим своим аршином. Нам  трудно даже представить, что можно любить разбойника, что Бог ни от кого не отворачивается, что все, все до единого Ему дороги. Другое дело - каждый по-разному его ранит, и Он терпит много и долго, дает время каждому образумиться.

94.  Но как, поверить, в то, что и на меня простирается Его любовь если в жизни приходилось и приходится столько переживать.

Для того чтобы поверить в безграничную Любовь Божию, не лишнее честно проанализировать свою жизнь: не было ли многое из пережитого результатом того, что делалось бездумно, беспорядочно, иногда сознательно вопреки всем нормам и законам? Допустим - нет. Сознательно никому никаких неприятностей не делалось, но и ощущения счастья, полноты жизни не было. Очень многого, чего так хотелось, не получалось, хотя ничего незаконного или предосудительного никогда не имелось в виду. В каждом конкретном случае есть свои объяснения, почему Господь моему представлению о том, что мне лучше, допускает другое, мне совсем не подходящее и даже очень огорчающее, но принять это может только верующее сердце. До тех пор, пока не позаботимся, не попросим у Бога умножить  нашу веру, вся земная жизнь будет представляться хаосом и стечением обстоятельств. Только вера может во всем полагаться на Господа, все от него принимать и никогда не чувствовать себя забытой. Если Бог даст счастье поверить любви Божией к каждому, то и весь мир тогда предстанет цельным, глубоким. Земная жизнь обретет смысл.. Все, что нам доступно - знания, переживания, искусство, творчество, все будет иллюстрировать: Бог создал мир по любви и каждого вызвал к жизни по любви; Он никого не забывает, и всех ведет к полноте жизни в Нем, только бы мы не противились этому.

 

ЖИТЕЙСКИЕ

95.  2/2004   Чем жить если переживания идут одни за другими, кажется все силы исчерпаны?

Очень хорошо сказал владыка Антоний (Блюм): «Мы должны помнить, что после каждой скорби, каждой трагедии приходит момент, когда Бог дает нам новую глубину души, новые силы, новое понимание жизни, новую способность нести крест, для того, чтобы другие могли жить и тоже возрадоваться о Боге».

96.   Почему же мы не чувствуем в себе этих сил, а наоборот ощущаем себя на грани срыва?

Может быть, потому что слишком обращены на себя: мне плохо, мне нечем жить, мне нечего ждать, забывая, что мы никогда не одни. Бог смотрит, как мы обходимся со своими трудностями сами, не очень стараясь обращаться к Нему, а при этом враг охотится, поджидая, когда из души вырвется ропот, возмущение, уныние... Чтобы держаться, не опускать рук, не приходить в отчаянье, надо оглянуться и посмотреть на прожитый путь. Сколько всего пережито, и как часто Господь оберегал от худшего! Заметим, что Он действительно давал новые силы жить дальше. Значит, можно надеяться и в дальнейшем, надеяться, не забывая просить и верить, тем более, что опыт этот может послужить и другим, неся им искорки радости: никто никогда не забыт Богом! 

97.  2/2004   Почему так тяжело жить и почему так много скорбей?

На этот вопрос не ответишь лучше, чем авва Дорофей: «Мы изнемогаем в скорбях, ибо спя хотим спастись».

98.     Какое там «спим», если всю жизнь в трудах и заботах?

Да, но о чем мы заботимся? О благополучии материальном, о

своих домашних, о многом, что касается только здешнего. Спросим: как мы учимся довольствоваться самым необходимым, чтобы освободить хоть немного времени и сил для своей бедной души? Если верующая семья, то учим ли этому детей? Видят ли они в нас пример неизменной молитвы, благодарности Богу и преданности Ему не на словах, а в жизни? Многое надо пересмотреть в себе, чтобы согласиться: да, душа чаще всего спит. И мы ее не стараемся разбудить словом Божиим, регулярным, обязательным посещением храма, посильной помощью тем, кому могли бы помочь. Если мы не делаем того, что должны бы делать, то Господь, жалея наши души, будит нас скорбями. Отказываясь добровольно терпеть всякую  тесноту, мы вынуждены ее терпеть невольно. Терпеть и не жаловаться на трудности, ведь мы сами вынудили Бога своим нерадением. Терпеть, да еще благодарить Бога за скорби, которыми Он восполняет недостаток нашего усердия. Если уж иначе не получается, будем просить у Господа сил, терпения и благодушия, сознавая, что попускаются для нашей же пользы. 

99.  1 (7) 2007  Как вырваться из нашей суеты, пустоты, мелочности? Жизнь проходит, оставляя только ощущение потери времени...

-Да, это неизбежно, если думать о том, что мы призваны к великому, а прозябаем в малом. Но как нашу жизнь, состоящую из будней и заполненную прозаическими делами, сделать более осмысленной и стоящей? Святые отцы отвечают на это несколько необычно, хотя нам это известно давно. Они обращают наше внимание на самую реальную, абсолютно каждому известную границу всего - смерть. Помнить о ней совсем не значит трястись ежеминутно от страха или загружать себя чем угодно, чтобы этот страх подавить. Помнить о ней - значит стараться все лучшее, на что способен, выразить теперь, не оставляя на потом. Помнить о Боге. делать все, чтобы исполнить Его заповеди, помнить о людях, вкладывая всю душу в каждую житейскую мелочь, которая в таком случае будет выражением доверия, чуткости, любви - и тогда внешне ничем не привлекательная жизнь обретет глубину и смысл. Тогда душа успокоится и не будет изнывать от ощущения бессмыслицы происходящего. Не будет никакой бессмыслицы. Будет желание не терять времени даром, не рассеивать внимание на пустяки, не обращаться к прошлому или будущему, фантазируя на ходу. Не страх конца, а желание максимально потрудиться над собой и в порученном деле будет наполнять каждый день. радуясь возможностью реализовать данные Богом способности. Ни о какой мелочности не будет и речи. Будет реальная трудовая жизнь, полная радости бытия и благодарности Богу за все.

 

100.   3 (5) 2005   Почему иногда всплывают старые обиды, которые давно простил, неприятные ситуации, которые бросают тень на ближних? Почему ощущается раздвоение в душе? И откуда идея «двойника» о которой говорил Достоевский?

Достоевский же и ответил: Бог с диаволом борется, и поле борьбы - сердце человека. Да, человек может простить кого-то, кто обидел, хочет забыть, а мучитель наш приложит все усилия, чтобы напомнить и тем лишить душу мира. Он не спит, он очень внимательно следит за тем, чтобы найти ему- лазейку и принести душе смущение. Господь нас жалеет и оберегает, но иногда дозволяет пережить нам раздвоенность, о которой и ап. Павел говорил, что хорошего, которого хочу - не делаю, а плохое - чего не хочу - делаю. Внутреннюю целостность разбил в нас грех. Отсюда и «двойник» появился. Но мы сами открываем ему вход, если дозволим хотя бы малейшему самомнению проникнуть в душу. Оно и играет предательскую роль: открывает ворота врагу. Отсюда один выход, указанный Господом: «Бдите и молитесь, да не внидите в напасть».

101  2/2004   Как можно ко всем по-доброму относиться, зная, что есть, к сожалению, люди которые охотно воспользуются, этим и будут действовать по принципу: дай палец - откусим руку?

Все люди разные. Но дело не в этом. По-доброму и даже с любовью относиться к ближним заповедал Господь. Расчет здесь излишен. Конечно, это не значит делать все без рассуждения. Это значит, во-первых, следить за своим расположением к собеседнику, не допуская подозрительности, во-вторых, не позволять себе руководствоваться настроением: нравится - не нравится; в-третьих, не очень-то доверять своим чувствам (вроде таких - «душа не лежит»), в-четвертых - не забывать молиться и все доверять Господу. Понимание другого человека - это дар Божий и приходит с опытностью. Иногда, чтобы человека спасти, надо подать палку (к примеру, если тонущему подать руку, он сам утонет и вас утянет в пучину, а если подать палку, он выберется на берег). Главное - не пройти мимо страждущего. Кто по неопытности ошибется, стараясь выполнить заповедь Божию, тому Господь поможет, и рука уцелеет (не допустит Бог ее откусить). Кто опытнее - протянет палку, как и святые отцы советовали. Очень важно также не решать самому, каков будет результат, а делать так, как Бог велит и больше молиться, чтобы всем была польза. Боязнь за себя, саможаление, неумение терпеть неудобства из-за просьбы кого-то помочь вредят душе больше, чем все сложности, какие не так уж и трудно перенести, если на душе мир. Если его нет, не будем спешить винить других, лучше попросим: «Помоги, Господи, всем нам».

102. 1/2004  Иногда стараешься делать людям добро, а встречаешь бесконечные требования и даже злоупотребления. Как быть в таком случае?

-Посмотреть сначала на себя: не вызвана ли их требовательность и недовольство недостатком у тебя необходимого рассуждения. Оно поможет разобраться в ситуации: где дать, где отказать, кого привлечь в помощники, с кем лучше ничего вместе не делать и т.п. Недостаток рассуждения может быть от самонадеянности. Можно на себя взвалить груз выше сил и не понести. Отец Александр Ильин говорил, что «делание добра не в меру может утомить и обессилить дух».

103   А если изменить уже ничего нельзя, то как быть?

-Просить помощи Божией и вразумления свыше. И обязательно следить за тем, чтобы в душе не оправдывать себя, а других - обвинять. К сожалению, мы склоняемся скорее видеть в других неблагодарность, черствость, невоспитанность и другие недостатки. Пусть это так, но воспитать, вернее, перевоспитать скорее может доброта, терпение, внимание к каждому, нежели упреки. Пусть и самые справедливые. Утешением для нас должно служить осознание - делаю все Бога ради, по Его заповеди. Если делать с молитвой и не ждать уважения, похвал, явных и быстрых результатов, то на душе будет спокойно, и от твоего душевного мира всем станет лучше.

104.  1 (3) 2005   Как быть, когда стараешься для ближних, а тебя не понимают?

Жить так трудно. Но если хочется сохранить мир в душе, да еще помочь окружающим, надо набраться терпения и не обращать внимания на мелочные нестыковки. Пусть кто-то чем-то недоволен, пусть не замечает ваших миротворческих усилий - не отступайте! Главное - не концентрировать внимание на мелочах. Надо постараться не доводить до раздражения, гнева, вспышек неприязни. Когда и как действовать - подскажут обстоятельства. Чтобы получилось что-то хорошее, надо видеть в другом, даже, как мы говорим, потерянном, человеке, больную душу и уметь отделять грех от человека, им порабощенного. Смешивать - не только нельзя, но и опасно для обеих сторон. Если в душе обида на непонимание, то лучше не говорить никаких, даже самых правильных слов. Они не помогут. Помочь может мир души. Он смягчит напряженность даже без слов. Если и это не помогает — остается молиться и терпеть. Без молитвы не одолеть трудностей. И еще: трудности будут до тех пор, пока есть привычка оглядываться на себя, ценить свои усилия и считать себя чуть не мучеником за добродетель. Но так ли это?

105.  2/2004    Как отвечать людям, которые выспрашивают обо всем и обо всех, что бы знать все новости, если вводить в свою жизнь таких любопытствующих совсем не хочется, но и откровенно врать - тоже?

Подобный вопрос задавали преподобному о. Амвросию Оптинскому, который посоветовал заготовить запас общих фраз, которые не будут ни неправдой, ни той правдой (с подробностями), которую хотят услышать. Значит - ответить неопределенно, что нельзя посчитать обидным (ответили ведь!), но нельзя и свои выводы сделать, а тем более - дальше понести как новость. К сожалению, такой навык нужен, чтобы не смутиться, не растеряться, никого не поставить в неловкое положение, не сделать достоянием гласности то, о чем нельзя говорить любителю новостей. Их преподобный Амвросий называл «совопросниками века сего», как и апостол. От их любопытства лучше отходить умеючи: и ответили - и никаких сведений не дали. Внимание и тренировка «говорить и не сказать», поможет, а может быть, кого-то и отвадит: неинтересно - не спрашивай. Конечно, лучше бы без такой практики жить, но это возможно только, наверное, в раю, а на нашей грешной земле она пригодится.  

106.  2/2004     Как избавиться от привычки вмешиваться в чужие дела тогда, когда не просят, когда это только осуждение, от которого всем плохо?

Почаще напоминать себе, что Господь, знающий все и всех, обещал не осудить тех, кто не позволяет себе судить других. В Евангелии так и сказано: «Не судите, и не будете судимы» (Лк. 6,37). Такое обещание! И за что же? За то только, что мы, собравшись вместе, не позволим себе «перемывать кости» и разбирать причины тех или иных поступков, часто нами же и выдуманных, смолчим, сдержим привычное пустословие, отойдем, переменив тему... Это не так просто, особенно излишне любопытному знать то, что не касается непосредственно... Откуда такая привычка? - От пустоты в собственной душе, от желания как-то вмешаться в жизнь других, хотя бы на словах показать себя умнее другого... Она не так безобидна, т.к. привлечет сразу же кучу других недостатков : злорадство, неприязнь, нетерпимость, мнительность,подозрительность, недоброжелательство, стремление унизить других, чтобы подчеркнуть свое превосходство и многое другое. И без нас много у людей горя. Не будем усложнять и отягощать жизнь окружающих нездоровым любопытством и несдержанностью, от недоброго сердца разбирать чьи-то промахи или немощи. Научимся не осуждать - будем вправе надеяться и на собственное неосуждение Богом. Он верен Своему слову.

107.  2/2004    Если нет денег (еле на жизнь хватает), если нет сил, если нет никаких особенных способностей, как делать добро людям?

-Когда нет явных возможностей - сил, средств и т.д. - Бог не спросит невозможного, да и люди не осудят. Однако нет таких людей, которые не могли бы хоть чем-то послужить другим. Чтобы в этом убедиться, стоит вспомнить то, что  не любят в старых людях.  Не любят, когда ворчат, раздражаются, всем делают замечания, требуют к себе внимания, выставляют себя как образец поведения, на всех обижаются и т.п. Не делать этого - уже благо. Себе и окружающим. Когда справится человек с этим, увидит, что можно помочь сочувствием, даже добрым словом, отзывчивостью, советом. Но прежде всего надо иметь мир и доброе отношение к людям. Это состояние, которое и без явных дел действует. Умение понять другого, и, жалея его, смолчать, если он что-то не так сказал или сделал -приходит не за один день, но как необходимо в жизни! Молитва за родных, которые вдали от Бога, от Церкви - тоже важна и тоже действует. Способность забыть о себе, чтобы другим было легче - какое редкое явление теперь! Все это приходит с возрастом, если человек помнит простую истину: как ты к человеку, так и Бог к тебе. Здесь не средства и не силы, а душа нужна, добрая, мягкая, сочувствующая. 

108.  2 (4) 2005    Мне тяжело жить среди родственников. Они живут другим, слушать меня не станут, интересы разные....Совсем забыть и отвернуться - не по совести, и душа болит: у всех почти одни неприятности. Что делать?

Вспомнить, что Господь сказал: «Как Меня послал Отец, так и я посылаю вас...» «как овец среди волков». Это не относится только к архиереям и священникам, это - ко всем христианам обращается Господь. Мы не выбираем родителей, родственников, время жизни и место... Мы посылаемся тем, кто окружает нас. И не только в семье, но и на работе, в дороге, везде. Мы должны быть живым присутствием Господа на земле. Своей верой там, где нам не рады, но в силу необходимости мы бываем вместе, мы можем хоть капельку небесного мира пролить, если обратимся с молитвой в душе к Господу: «Приди и умири нашу жизнь, Господи». В зависимости от ситуации менять можно слова обращения. Что нам мешает так делать? - Внутреннее неодобрение поведения тех или иных людей, если еще не осуждение, сосредоточенность на себе (мне плохо!), досада или раздражение - словом, совсем не то, о чем говорил Господь. Если посмотреть на свою ситуацию, как на миссию - нести мир Божий в среду недовольных и немирных людей, тогда надо позаботиться об умножении своей веры и молитвы. Не обязательно говорить что-то, надо быть умиротворенным и доброжелательным. Это почувствуется если не сразу, так дойдёт постепенно. Может быть, и в нас всё дело, а они реагируют на то, что у нас расходятся слова с жизнью.

109.  3 (5) 2005    Жизнь становится все тяжелее и страх исподволь сковывает душу, когда слышишь вокруг одни разговоры про преступления. Можно ли как-то себя защитить, главное - душу сберечь от уныния и страха?

Да, жизнь трудна, да, есть от чего приходить в состояние тревоги и беспокойства, есть чего бояться даже и людям не робкого десятка. Но это все - от нашего маловерия. «Что вы так боязливы, маловерные?»- обращается к каждому Спаситель (Мф.8,26). Маловерие приводит к унынию. Малодушию, беспокойству, подозрительности, ожиданию бесконечных бедствий и т.п. если не бороться с ним, то дальше станет еще хуже. Возрасти может и раздражительность, осуждение всех во всем, и. даже озлобленность. Не стоит обвинять обстоятельства жизни, нервы, характер, наследственность. Причина в маловерии. Бороться с ним нужно молитвой и покаянием, признанием своей немощи и духовного бессилия. Чтобы в этом убедиться, достаточно спросить себя: я верю, что Господь все знает, все может и о каждом заботится? Если да, то боятся нечего - Он же не допустит того, что может повредить мне.

110  3 (5) 2005    А если неприятностей все больше и вера едва тлеет?

Умножение веры и должно нас больше всего заботить. Об умножении веры молились даже апостолы. Если и мы будем просить об этом Господа, то наша боязливость станет меркнуть, потом исчезнет совсем. Мир, не переставая оставаться таким же, перестанет пугать, когда в душе будет место Богу. А с Богом все придет - мир, радость, свет, безопасность.

 

КОМЕНТАРІ: