Управляющий делами УПЦ: Паства выступает за сохранение существующего статуса Церкви (Независимая газета)

Управляющий делами УПЦ: Паства выступает за сохранение существующего статуса Церкви (Независимая газета)Почему к «управделами» Церкви не применимо слово «канцлер»? И снова этот вопрос о «преемственности». Зачем создали Бориспольскую епархию? Как происходит диалог с УПЦ (КП) и делались ли какие-либо шаги на пути к преодолению раскола? Что означает публичное приветствие Блаженнейшего Митрополита Владимира с главой УПЦ (КП)? Возможна ли автокефалия УПЦ? Каковы отношения Православной Церкви с Украинской Греко-Католической Церковью, государством? Об этом и многом другом читайте в интервью митрополита Бориспольского и Броварского Антония «Независимой газете».

 

– Ваше Высокопреосвященство, вас называют «канцлером» Украинской Православной Церкви, намекая на расширенные полномочия, которые вы имеете в должности управляющего делами УПЦ. Как вы к этому относитесь? 

– На своей должности я действую в рамках полномочий, очерченных в Уставе Украинской Православной Церкви. В соответствии с Уставом, Управление делами (как административный орган) помогает митрополиту Киевскому и всея Украины в выполнении им обязанностей Предстоятеля Церкви. Кроме того, управляющий делами по должности является секретарем Священного Синода нашей Церкви. Возложенное на меня Его Блаженством и Священным Синодом служение я воспринимаю прежде всего как высокое доверие. Не знаю, насколько тут уместно слово «канцлер». Если не ошибаюсь, это слово в разных странах и в разных политических системах может иметь очень разное смысловое наполнение. К тому же я не сторонник механического перенесения на церковную жизнь реалий политической жизни. Все же Церковь – это особый богочеловеческий институт, имеющий свои особые традиции. 

 

– Вас называют возможным преемником митрополита Владимира в должности Предстоятеля УПЦ. Как вы относитесь к таким прогнозам? 

– Считаю недопустимым и неэтичным обсуждать вопрос о «преемниках». Его Блаженство жив и несет свое архипастырское служение. Конечно, для светских СМИ сегодня уже почти не существует ограничений в обсуждении тех или иных тем. Но христианин не должен поддаваться этому искушению. Люди церковные должны прежде всего ежедневно возносить молитвы о том, чтобы Господь хранил нашу Церковь и Сам вел нас ко благу. 

 

– Чем была вызвана необходимость создания отдельной Бориспольской епархии, которую вы сейчас возглавляете? 

– Бориспольская епархия была выделена из состава Киевской епархии 25 сентября сего года определением Священного Синода. Это решение следует оценивать в русле общей тенденции «разукрупнения» епархий Украинской Православной Церкви. Сегодня на территории почти всех областей Украины существует уже по две или даже по три епархии нашей Церкви. И Киевская область тут не является исключением. Это уже второй случай выделения новой епархии из состава Киевской. Еще в 1994 году была создана Белоцерковская епархия, охватившая южную часть Киевской области. Теперь на территории области образована еще одна епархия. До момента создания Бориспольской епархии в состав Киевской епархии входило 562 прихода. Понятно, что это весьма обширная епархия. А поскольку ею руководит сам митрополит Киевский и всея Украины, который также является Предстоятелем Украинской Церкви, то создание новой епархии, надеемся, позволит сделать более эффективным руководство церковной жизнью на территории Киевской области. 

    

– Как происходит диалог с Украинской Православной Церковью Киевского Патриархата (УПЦ КП), если он вообще происходит? Можно ли считать публичное приветствие митрополита Владимира и Патриарха Филарета накануне Дня крещения Руси на выставке одним из шагов на пути к преодолению раскола? 

– Блаженнейший митрополит Владимир неоднократно подчеркивал, что наша Церковь не видит иного пути преодоления церковных разделений, кроме как путь открытого и ответственного диалога. Тем не менее пока у нас нет официального диалога с УПЦ КП. Несколько лет назад мы начали подготовку к такому диалогу, но пока что нам не удалось достичь в этом направлении заметного прогресса. Тут можно указать на несколько причин. Например, не так давно в УПЦ КП было принято официальное решение о принципиальном отказе от тех моделей преодоления раскола, которые предполагают возвращение раскольников в состав Московского Патриархата. Это означает, что с точки зрения УПЦ КП преодоление раскола возможно только в том случае, когда Украинская Православная Церковь откажется от своей канонической связи с Русской Православной Церковью. Как вы понимаете, такой подход никем не признанной во вселенском православии структуры для нас неприемлем. Абсолютное большинство нашей Церкви не желает разрывать каноническую связь с Московским Патриархатом. И потому найти тут какой-то компромисс практически невозможно. Есть и другие обстоятельства, затрудняющие подготовку диалога. Духовенство и миряне нашей Церкви еще помнят жесткое религиозное противостояние, которое было в нашей стране два десятилетия назад. Тогда мы неоднократно сталкивались с прямым насилием, силовыми захватами храмов. И эти раны, увы, не излечены и до нынешнего времени. Но наша Церковь настаивает на том, что мы ни в коем случае не должны проявлять враждебность по отношению к нашим единоверным братьям, которые пребывают вне общения с мировым православием. И то публичное приветствие, которое имело место перед открытием юбилейной выставки в Киеве, лишь подчеркивает, что мы, как христиане, должны сохранять мир со всеми людьми, даже если их убеждения не совпадают с нашими. 

 

– Возможна ли автокефалия УПЦ МП? 

– Теоретически возможна автокефалия любой церковной области, которая удовлетворяет определенным каноническим критериям. Эти критерии касаются прежде всего количества епископов и епархий, развитости церковно-административной структуры, наличия школ для подготовки духовенства, наличия монастырей и монашествующих, которые могут быть кандидатами в епископы. Кроме того, необходимо, чтобы стремление к автокефалии было однозначно поддержано большинством епископата, духовенства и мирян этой церковной области. Но, как я уже говорил, подавляющее большинство паствы Украинской Православной Церкви категорически против идеи полной канонической самостоятельности. Приоритетной задачей для нас является сохранение мира и церковного единства. Евангелие призывает нас исполнять божественные заповеди, а не вести борьбу за тот или иной статус Церкви. Поэтому когда мы вместо борьбы с грехом разворачиваем борьбу за автокефалию, то едва ли это соответствует высокому призванию христианина. 

 

– Каковы сегодня отношения с Украинской Греко-Католической Церковью (УГКЦ)? 

– В целом наши взаимоотношения с греко-католиками, по сравнению с началом 1990-х годов, нормализовались, хотя последствия трагических событий тех лет до конца еще не изжиты. Сегодня мы пытаемся выстраивать конструктивное взаимодействие с УГКЦ. Мы регулярно встречаемся с представителями УГКЦ на научных форумах, общаемся в рамках различных социальных программ, трудимся вместе в международных межхристианских организациях. Определенные осложнения возникали в связи с созданием структур УГКЦ в Восточной Украине. Но в основном нам удается снимать напряженность во взаимоотношениях с греко-католиками.

 

– Каким образом в одной Церкви могут уживаться такие идейные антагонисты, как митрополит Софроний (Дмитрук) и митрополит Агафангел (Саввин)? 

– Я лично не вижу ничего удивительного в том, что среди епископата Украинской Православной Церкви существуют разные взгляды на актуальные вопросы церковной жизни. Тут нельзя не вспомнить слова апостола Павла о том, что между членами Церкви может и даже должно быть «разномыслие», чтобы в полемике «открылись искусные» (ср. 1 Кор. 11, 19). В Церкви должна быть свобода в выражении своего мнения. При этом, конечно же, ведение дискуссии не должно выходить за рамки христианских этических норм. Но, самое главное, разномыслие не должно приводить к разделениям. 

 

– А как сегодня строятся взаимоотношения УПЦ МП с государством? Есть ли тут какие-то проблемы? 

– С одной стороны, в течение постсоветского периода государственно-церковные отношения в Украине прошли очень заметную эволюцию. Но, с другой стороны, это не означает, что все проблемные вопросы уже разрешены. Сегодня наша Церковь поддерживает законодательные инициативы, направленные на окончательное преодоление советского наследия. Например, сегодня на рассмотрении в Верховной Раде находятся законопроекты о порядке государственного признания дипломов духовных учебных заведений, о получении религиозными организациями права на учреждение общеобразовательных учебных заведений, о введении в Вооруженных силах Украины института капелланов и так далее. Все эти законы чрезвычайно важны не только для нашей Церкви, но и для других религий Украины. Потому тут мы надеемся не только на понимание со стороны государства, но и на поддержку со стороны Всеукраинского совета Церквей и религиозных организаций. Еще одна сфера, в которой необходимо установить партнерские отношения между государством и Церковью, – это внедрение в школьную программу предметов духовно-нравственного содержания. Украинские политики постепенно приходят к пониманию того, что сегодня нужно инвестировать средства в преподавание христианской этики в школе, чтобы завтра получить новое качество общественной морали. Потому мы с оптимизмом смотрим в будущее: если работать, то результат возможен. Мы готовы пройти свой отрезок общего пути, каким бы трудным он ни был. Надеемся и на взаимность, как со стороны государства, так и со стороны украинского общества. 

Независимая газета

КОМЕНТАРІ: